';

Доктор Валерия Рабизо в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

ВАЛЕРИЯ РАБИЗО

врач акушер-гинеколог, дерматовенеролог, член Европейской академии дерматовенерологов (EADV), член Испанского общества эстетической, реконструктивной и физиологической гинекологии (SEGERF), г. Киев 

М.А.: Валерия, что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха?

В.Р.: Для меня успех – это достичь профессионализма в своём деле. Личный рецепт успеха – не думать о самом успехе, о достижении популярности, а выполнять свое дело так, чтобы был максимальный результат. Тогда успех приходит сам собой.

М.А.: Как Вы попали в косметологию?

В.Р.: В косметологии я 18 лет. До этого я была врачом акушером-гинекологом, работала в практической медицине. Находясь в декретном отпуске, решила узнать, что такое косметология. Тогда это только начинало развиваться. Я поняла, что мне это нравится больше, прошла интернатуру по дерматовенерологии и теперь я здесь. Но мои знания в гинекологии помогают мне и сейчас, ведь я занимаюсь интимной пластикой, для меня эта область родная. Сейчас это направление набирает популярность.

М.А.: Ваш путь в медицине был быстрым и успешным или Вам это стоило определённых усилий?

В.Р.: Конечно стоило усилий, тем более 18 лет назад у нас не было столько возможностей, как сейчас у докторов, которые только начинают. Нам приходилось ездить на обучения и это стоило дороже, чем сейчас. Тогда не было такого выбора мастер-классов и конгрессов. Но мы ставили цель и ездили, обучались. До сих пор ездим обучаться. Я считаю, что нужно развиваться. Как только ты делаешь какой-то перерыв – ты теряешь свой профессионализм. Без этого нельзя стать успешным.

С самого начала работала с известными компаниями. Я — перфекционист, люблю все самое хорошее, все самое лучшее и, естественно, только тогда достигаешь успеха. Для меня важен результат. Я всегда предлагаю то, что бы сделала себе. Наверное, мой успех в этом.

М.А.: Согласны ли Вы с выражением, что доктор – это эталон того, как может выглядеть пациент?

В.Р.: Да, пациенты оценивают тебя прийдя на консультацию, и ты всегда должен выглядеть безупречно. Ты всегда стараешься держаться в форме. У меня было несколько таких моментов, когда приходит новый пациент, и ты понимаешь, что он может позволить себе обратиться в любую дорогую клинику, к любому знаменитому доктору. Ты начинаешь представляться, рассказывать какой у тебя опыт, чем владеешь. Но достаточно сказать сколько тебе лет и что ты все делаешь себе сама, пациенты говорят, что об остальном можно не рассказывать. Очень важен внешний вид, манера общения, как ты встречаешь, в каком состоянии у тебя руки – это все играет важную роль.

М.А.: Поделитесь своими секретами красоты?

В.Р.: Конечно же все инъекционные методы, которые я делаю пациентам, я стараюсь попробовать и на себе. Но в основном секрет красоты – это позитивное мышление, правильное питание и ежедневный уход за собой. Все, что я предлагаю пациентам, я все в разумных пределах делаю и себе. Мне 47 лет, но я выгляжу и натурально, и ухожено.

М.А.: Кому Вы благодарны, кого считаете своим наставником?

В.Р.: Моим наставником является моя собственная жизнь. Ты никогда не сделаешь трудный шаг вперёд, пока не наткнешься на какую-то трудность. Я благодарна периоду, который позволил мне сделать этот шаг. Я не знала, чем он закончится, но мне хотелось его попробовать. Сейчас не ставлю цель, чего бы хотела достичь, просто стараюсь выполнять профессионально свою работу и использую любую возможность продвижения вперед. Пригодится это или нет,- не знаю, но как показывает опыт, это всегда приносит хороший результат.

М.А.: Назовите, на Ваш взгляд, наиболее выдающуюся личность в эстетической медицине?

В.Р.: Я считаю, что и в Украине, и в России доктора более грамотные, чем в Европе. Эстетическая дерматология у нас развита лучше. Уже пять лет работаю в Европе и вижу разницу, поэтому отдаю предпочтение украинской медицине.

М.А.: Эстетическая медицина – это больше протокол или творчество?

В.Р.: Я никогда не действую по протоколу. Приходит пациент и просит уколоть губы. Но если я вижу, что у него совершенно другие показания, никогда не сделаю то, что он просит. Даже иногда доходило до обид. Но я всегда объясняю, что могу сделать губы, изолированно они будут красивыми, но важно, чтобы они гармонично смотрелись на лице в целом. Объясняя это, я показываю свои результаты, в итоге, они практически всегда соглашаются. Один препарат в руках разных докторов дает абсолютно разные результаты. То, как ты его используешь, это и будет твоим лицом.

М.А.: Чаще всего просят губы Анжелины Джоли?

В.Р.: Не каждую форму губ можно сделать так, как они просят. Для меня важно, чтобы пациент выглядел здоровым и более отдохнувшим, чтобы не было видно никаких следов инъекций. Я так стараюсь делать, чтобы выглядело все естественно. В этом, наверное, залог успеха. Мне кажется, что так и пациенты распределяются по докторам. Кто любит более объемные губы или более объемные скулы, у него и пациенты такие. А если ты доктор, который сохраняет естественный вид, тогда у тебя и пациенты определённого уровня.

М.А.: Переизбыток информации в интернете по контурной пластике – это хорошо или плохо?

В.Р.: Мне кажется, что это плохо, потому что есть разные категории докторов. Есть успешные доктора, которые не имеют своего сайта, они не ведут никаких блогов, но при этом они очень популярны и успешны. Я знаю известных мировых хирургов, о которых не найдёшь информацию кроме той, где находится его клиника. При этом у них шикарные результаты и пациенты летают со всего мира. Конечно, масса докторов, в том числе и наших украинских, ведут свои страницы, выкладывают ролики в ютубе, но не всегда это хорошо. Когда ко мне записываются новые пациенты, они спрашивают: «Можно ли в интернете посмотреть Ваши работы?» Я всегда отвечаю: «Вы бы хотели, чтобы Вас демонстрировали в интернете?» Именно поэтому я и не выкладываю свои работы. В основном пациенты идут по рекомендации. Если ты хочешь посмотреть, как доктор выполняет работу, приходишь на консультацию, и он все показывает.

М.А.: Расскажите о своем портфолио

В.Р.: Я создавала его с 2011-го года. Это важно и для самих пациентов, и для доктора. Когда человек постоянно к тебе обращается, он преображается постепенно. Каждому хочется стать лучше и некоторые, глядя на себя в зеркало, видят какие-то недостатки. Когда ты возвращаешься к фотографии до процедуры, многие вопросы отпадают. И дополнительно ты видишь, как работает каждая методика. Один препарат на разных пациентах может дать разный результат, особенно сейчас, когда многие пациенты используют разные препараты у разных докторов. И поэтому иногда приходится переделывать работу. В этом есть сложность. Потому что больше аллергических реакций, больше отечных состояний, сейчас все больше и больше людей находится в состоянии стресса, а это тоже нарушает нормальное течение после процедуры. Поэтому нужно быть грамотным специалистом во всём.

Мы – доктора эстетической медицины, своего рода и психологи, со временем ты понимаешь, что момент психологического общения очень важен.

М.А.: Вы специалист широкого профиля, в каждом из которых имеете весьма высокий уровень. Но все же, что из всех Ваших специализаций Вам наиболее близко?

В.Р.: Конечно же, контурная пластика, ботулотоксин, аппаратные методики, но в основном инъекционные методы, объемное моделирование. Занимаюсь в основном лицом и интимной пластикой.

М.А.: Как Вы относитесь к тому, что в Украине препараты для контурной пластики может купить даже человек без высшего медицинского образования? Как Вы относитесь к тому, что люди без должного образования занимаются проведением подобных процедур?

В.Р.: Конечно же я противник того, чтобы даже со средним медицинским образованием медсестры кололи или проводили серьезные инъекционные процедуры. Сейчас все больше и больше осложнений. Чем больше колешь, тем больше боишься это делать, потому, что понимаешь в какой зоне ты работаешь, что может быть. Получив острое осложнение, ты должен немедленно принять определённое решение, для того, чтобы помочь пациенту. Человек со средним медицинским образованием не всегда может принять правильное решение, а это ведь здоровье пациента.

М.А.: К Вам часто попадают пациенты после таких специалистов?

В.Р.: Бывает приходят. По рекомендациям знакомых пациенты знают, что я люблю натуральную внешность, поэтому ко мне и приходят переделывать. Может быть не все сразу понимают, что это длительный процесс. Но тот, кто тебе доверяет, идёт по этому пути, тогда получается хороший результат. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

М.А.: Существует ли коллегиальность в украинской эстетической медицине?

В.Р.: Коллегиальность есть, но… Я вообще человек очень позитивный, никогда не вступаю в какие-то неколлегиальные отношения. Конечно, сейчас этот вопрос очень важен, потому что присутствует определённая доля бизнеса в нашем врачебном деле. И когда сталкиваешься с негативом, ты в душе улыбаешься, потому что понимаешь, что это недостаточная степень развития культуры, уважения к себе. Необходимо сохранять чувство собственного достоинства и из любой ситуации выходить дипломатически.

М.А.: Боитесь ли Вы конкуренции?

В.Р.: Я не боюсь конкуренции. Я понимаю, что сейчас она очень большая и многие доктора используют обширную рекламу в соцсетях. Считаю, что специалист должен  выполнять все профессионально и тогда он будет востребован. Но реклама, конечно, имеет место быть.

М.А.: Есть ли субординация между доктором и пациентом?

В.Р.: Да, конечно. Без субординации никак, потому что пациенты бывают разные, причём очень многие из них с психологическими особенностями. Мы должны правильно себя вести, быть специалистом высокого уровня, но при этом быть не выше пациента. Всегда  нужно соблюдать дипломатические отношения и это в итоге ценится теми пациентами, которые остаются с тобой.

М.А.: Как Вы реагируете на отрицательные отзывы о Вашей работе? Принимаете близко к сердцу?

В.Р.: Главная моя цель – не навредить здоровью пациента! Конечно же, кому-то может быть и не нравится моя работа, но это жизнь, значит у него была другая цель. Но я все равно придерживаюсь своего видения. Потому что, выйдя из кабинета, пациента рассматривают как результат моей работы. И для меня это важно.

Я в жизни научилась любую проблему воспринимать не как проблему, а как задачу, которую просто нужно решить. Конечно же, сталкиваясь с какими либо осложнениями в медицинской практике, я стараюсь не паниковать, а собранно думать принимая определенные меры.

М.А.: Есть какой-то секрет того, как не воспринимать близко к сердцу?

В.Р.: Я просто смотрю на все с другой стороны. Кроме врачебной деятельности, у меня, как и у всех, конечно же есть личные проблемы, но я себя веду сдержанно, просто сразу понимаю, что нужно делать, а не паниковать. Ведь кроме потери здоровья ты ничего не добьешься.

У меня есть взрослый сын и маленькая дочь. Как-то сын мне сказал: «Мама, почему у всех есть проблемы, а у нас нет?» Я никогда раньше об этом не задумывалась. Проблемы они есть у всех, просто я и себя, и детей научила воспринимать каждую проблему как вопрос, который нужно решить. Жизнь у меня такая же, как и у всех. Это приносит результат, тебе легче, ты справляешься со всем и благодаря этому достигаешь успеха. Если я ставлю задачу чему-то научиться или чего-то достичь, никогда не думаю о негативных влияниях, которые могут быть на пути к достижению этой цели!

М.А.: Посещаете тренинги личностного роста?

В.Р.: Конечно, я проходила и прохожу обучения, стараюсь читать литературу. Без этого не добьешься успеха. Ты можешь технически профессионально всё делать, но если у тебя нет вот этих факторов, о которых мы говорим: сдержанность, умение ввести себя с пациентами, уметь воспринимать ответ «нет» и критику в свою сторону, то это огромный минус. Все возражения ты должен принять и дипломатично ответить, ни в коем случае не ущемляя достоинство пациента, только тогда ты добьешься успеха. Ты должен себя всегда держать в руках, быть сдержанным и это определяет тебя как профессионала.

М.А.: Есть ли в успехе какой-то момент удачи, везения?

В.Р.: Мне кажется, тут больше не везение, та упорный труд. Когда ты ставишь цель по достижению чего-либо, ты не должен даже подсознательно думать о негативном варианте, тогда срабатывает удача. Есть выражение: «Дуракам всегда везёт»)), оно видимо отсюда. Они даже не думают о том, что что-то может не получится. Ставишь цель и, если ты не думаешь о негативе, все получается! Ну конечно же через упорный труд. Просто так ничего не случается. Зато потом ты больше это ценишь, потому, что достигаешь всего своим трудом, знаниями.

М.А.: Много ли среди молодых специалистов талантливых докторов?

В.Р.: Конечно же, среди молодёжи есть много талантливых докторов. Они понимают, что опыт моего поколения докторов основан на множественных обучениях, понимают, что им нужно многому учиться. Сейчас больше возможностей обучаться, нужно лишь правильно сделать выбор где и у кого. Нам было сложнее.

М.А.: Ваш совет начинающим специалистам

В.Р.: Стараться все делать профессионально. Быть перфекционистом. Не хвататься за любую методику, которая якобы может приносить деньги. Я о деньгах никогда не думаю, и об успехе тоже. Моё дело грамотно все сделать, потом все само приходит.

М.А.: Перфекционизм — это хорошая черта?

В.Р.: Я считаю, да. Она может не нравиться многим, эта черта присуща далеко не каждому. Если он есть, то он во всём: в быту, в работе, в одежде.

М.А.: А есть ли отрицательные последствия перфекционизма?

В.Р.: Я не теряю время на поиск недостатков. Понимаю, что умею много чего делать, но знаю, что мне  всё равно нужно учиться. Всё идёт вперёд, все развивается. Имея кумиров, я все равно для себя вырабатываю определённую программу, как бы я это делала. Будучи на каком-то мастер-классе, видя, что сделано красиво, я все равно придерживаюсь своего видения.

М.А.: Интимная пластика. Насколько украинские женщины готовы обращаться к специалисту по подобным вопросам, ведь в Европе данное направление давно развивается.

В.Р.: Я не согласна, что в Европе это развито давно. У нас это более популярно. Работая в Европе на протяжении пяти лет я точно знаю, что наши женщины любят красоту больше. Они понимают, что им нужно, и мне намного легче работать с нашими пациентами, чем с европейскими. У них совершенно другие параметры красоты, а об интимной пластике вообще речь не идёт.

Что касается самой методики, то женщина должна быть прекрасна везде! Как говорила Фаина Раневская: «Зачем ремонтировать фасад, если канализация течёт?»)) Речь ведь идёт не только об эстетическом виде, но и о психологическом состоянии и сексуальности женщины. Интимная пластика набирает обороты, есть и медицинские показания, которые сейчас все больше и больше раскрываются. К сожалению, это закрытая тема и даже гинеколог, который ведёт пациента, не знает об этом. Пациенты стесняются об этом говорить, думают, что так и нужно. Зная о том, что я была гинекологом, пациентам легче открыться и они мне доверяют. К тому же, я увереннее работаю в этой зоне имея определенные знания.

М.А.: Что для Вас дом? Ограничивается ли это понятие стенами жилья?

В.Р.: Дом – это там, где тебя ждут, где находится твоя семья. Я родом из Донецка и, с учётом политической обстановки, мне пришлось переехать в Киев. Конечно, пока ты не приобрёл свое жильё, испытывал дискомфорт. Но чем больше я работаю в Европе, тем больше хочу жить в Украине. Это правда. Мне приятнее работать с украинскими пациентами. Они больше ценят твою работу.

М.А.: Что по-Вашему «Счастье» и можно ли назвать Вас счастливым человеком?

В.Р.: Для меня счастье — это гармония в душе, когда ты чувствуешь себя счастливым каждый день! Я считаю, что нельзя ставить цель: приобрету что-то, выйду замуж и потом стану счастливой. Нет, так нельзя. Ты сам себя делаешь счастливым. Если ты счастлив внутри, гармоничен внутри, тогда ты можешь сделать счастливым человека, который рядом с тобой. Не наоборот!

М.А.: Расскажите о своих детях. Хотели бы, чтоб они продолжили династию докторов?

В.Р.: Моему сыну 21 год, учится в Австрии на программиста. А дочери 10 лет, очень творческая девочка. Думаю из нее получится прекрасный специалист эстетической медицины!)

М.А.: Мешает ли карьера женскому счастью? Какое место должна занимать карьера в жизни женщины?

В.Р.: Это вопрос сложный, поскольку этот ответ зависит от мужчины, который рядом с тобой. Если ты успешна, значит ты сильный человек. Будучи слабой, нельзя достичь хорошего результата в нашей отрасли. Конечно, многие мужчины боятся таких женщин, он должен быть более сильным, чтобы оценить и принять это! Так как моя жизнь мне показала, что я всегда должна стоять на ногах сама, считаю, что каждый человек должен быть успешным по-своему. Он должен иметь свою программу развития. Что касается личного счастья, то люди должны идти параллельно, нельзя ждать, что кто-то тебя сделает счастливой!

М.А.: Как Вы проводите свободное время?

В.Р.: Свободного времени не так много, но, если оно есть, я стараюсь путешествовать. Даже отправляясь на какой-то конгресс, я стараюсь выбрать день-два или посвятить его отдыху с детьми.

М.А.: Любимое место, в которое Вам нравится возвращаться?

В.Р.: Я люблю возвращаться домой.


М.А.: Как бы Вы назвали книгу о своей жизни?

В.Р.: «Путь к себе». Мой любимый фильм – «Ешь, молись, люби». Все его, наверное, знают. Там показан путь к себе. Порой нам кажется, что все материальные блага могут сделать нас счастливыми. Нет, нужно найти счастье внутри себя. Только поняв себя становишься счастливым!

М.А.: Какое воспоминание вызывает трепет, волнение в Вашей душе?

В.Р.: Их много. И чем больше моментов в жизни ты определяешь, как счастливые, радостные, тем больше ты счастлив. Конечно, в работе очень приятно, когда человек получает удовлетворение от процедуры. У меня был такой опыт. Была одна пациентка, которую привела дочь и сказала: «Сделайте что-то с моей мамой, она будет к вам ходить столько, сколько скажете». Когда я у неё спросила, что бы ей хотелось изменить, она ответила, что ее все устраивает, это дочь хочет. На следующем приеме она все еще не видела изменений. Но уже на третей встрече она ответила: «Вы знаете, я встаю утром, смотрю на себя в зеркало и мне хочется жить!». У меня от этих слов до сих пор по коже идут мурашки, понимая, что ты внёс лучик света в жизнь человека. Ведь сейчас многие находятся в депрессивном состоянии. Если ты увидел, что человек стал ярче воспринимать жизнь – это здорово.

М.А.: Если бы у Вас было пальто-невидимка, куда бы Вы отправились?

В.Р.: Никуда. Я не умею играть, никогда не вру и нигде не хотела бы побывать невидимым человеком)) Хочу, чтобы меня воспринимали такой, какая я есть. А если можно было бы управлять временем, я бы вернулась в детство, хоть на два дня. Это я бы точно сделала.

М.А.: Что в своей жизни должен попробовать каждый человек?

В.Р.: Попробовать не плыть по течению. Для того, чтобы достичь успеха, нужно всегда сделать трудный шаг вперёд. Если ты его не сделаешь, ты не сможешь добиться успеха. Всегда нужно выходить из зоны комфорта, чтобы переступить на следующую ступень.

М.А.: Какой Вы видите свою жизнь через 20 лет?

В.Р.: Я так всегда шучу, но в этой шутке есть доля правды)) Я хочу иметь дом прямо на берегу моря, кресло-качалку и курить сигары)). И при этом колоть губы на лице и половые)))

Конечно, хочу жить в таком месте, где я буду реализована профессионально и как человек.


М.А.: Какие три вещи Вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

В.Р.: Juvederm, Botox и Radiesse. Я бы колола мартышек, они бы стали красивыми, мы подружились и жить было бы интереснее.

М.А.: Если бы у Вас была возможность искоренить одно качество характера у абсолютно всех людей, что бы это было?

В.Р.: Наверное, зависть, потому что зависть порождает все: злость, негатив.

М.А.: Часто в жизни сталкиваетесь с завистью?

В.Р.: Сталкиваюсь, но не воспринимаю это агрессивно. Просто в душе улыбаюсь этому человеку, что у него есть такое качество и он никак не борется с этим. Он не может раскрыться, как человек, имея такую черту. Был период в жизни, когда я из своего окружения вычеркнула всех негативно мыслящих людей. Среди них были даже близкие люди, которые привносили негатив в мою жизнь. Я никогда никого не обсуждаю, стараюсь о негативных вещах не говорить и не слушать.

М.А.: Без чего Вы не представляете свою сумочку или гардероб?

В.Р.: Без парфюма, губной помады, телефона, в котором вся моя жизнь. Без паспорта, желательно заграничного, и банковской карты. Это набор, который всегда должен быть.

М.А.: Какую литературу чаще читаете: профессиональную или художественную?

В.Р.: Так мало времени, что художественную редко удается почитать, о чем я очень жалею. В профессиональном плане ты должен такими темпами развиваться, что не успеваешь все читать, но стараюсь.

М.А.: Что для Вас международная конгрессы?

В.Р.: В первую очередь это общение с коллегами. Косметология не развивается с такой скоростью, с какой мы ездим на конгрессы. Но момент общения с грамотными докторами, которые достигли определённого успеха, — это энергетическая зарядка, позитив, это помогает зарядиться на определённое время. Это очень важно. Даже если ты не получаешь информации из докладов, которые звучат на конгрессе, ты получаешь ее из уст коллег, основанную на их опыте. Взаимно делишься своим опытом и это тоже дает большой результат. Я безумно рада, что мне пришлось поменять гинекологию на косметологию, потому что в этой сфере настолько позитивные личности, это настолько яркая специальность, которая позволяет путешествовать по всему миру и даже мыслить по-другому. Мне приходилось участвовать на конгрессах для гинекологов и практикующих дерматологов – это большая разница. Совершенно не та атмосфера. Поэтому спасибо жизни, что так получилось.


М.А.: В какой ипостаси Вам комфортнее: как спикер или как доктор?

В.Р.: Как доктор. Я всегда радуюсь результату, который получаю. Я вижу насколько у человека повышается уровень самооценки. Говоря об интимной пластике, если у женщины все в порядке в эстетическом виде, у неё и у партнера усилились сексуальные ощущения, она избавилась от медицинских проблем, то ты понимаешь, что человек начинает себя по-другому чувствовать и жить по-другому. Поэтому мне больше нравится практическая деятельность.

М.А.: Как Вы считаете, за каким из направлений эстетической косметологии будущее?

В.Р.: Будущее за регенеративной медициной. Сейчас все больше и больше предпочтений отдается жиру, т.е. липофилинг, липографтинг, плюс стволовым клеткам и факторам роста, находящимся в жировой ткани (например, Regenera), которые позволяют улучшить твою собственную регенерацию. Мне кажется, что инъекционные методы никогда не умрут. Что касается аппаратных методик, естественно, они мощное дополнение. Нельзя добиться красивого результата только на одной из этих методик. Делая пластическую операцию, нужно понимать, с косметологическим уходом эффект будет гораздо продолжительней.

М.А.: Косметологи понемногу «отнимают хлеб» у пластических хирургов?)

В.Р.: Я считаю, что более инвазивными процедурами должны заниматься пластические хирурги. Но есть методики, которые позволяют в условиях дерматологического кабинета выполнять определенные процедуры, при этом добиваясь хорошего эффекта. Сейчас это все развивается и имеет место быть. Можно не выращивать стволовые клетки, не разворачивать операционную и получить хороший результат. Например, процедура Regenera active. С одной стороны, становится легче, появляется больше возможностей, но с другой стороны, ты должен быть более грамотным при выполнении этих процедур.


М.А.: Почему Вы согласились принять участие в нашем проекте?

В.Р.: Я не очень люблю публичность, интервью, выступления, это в силу моего характера. Мне было приятно, что вы включили меня в этот проект. Поэтому, наверное, согласилась. Вы достойная компания. Препарат Radiesse заслуживает большого внимания, потому что он дополняет то, что нельзя сделать сделать гиалуроновой кислотой. И аппарат Ulthera дает хорошие результаты.

М.А.: Вы являетесь партнером Merz Aesthetics в Украине, расскажите почему выбрали именно эту компанию?

В.Р.: Имея большой опыт работы с гиалуроновой кислотой компании Аллерган, в какой-то момент я поняла, что нужно что-то, что усилит эффект, так я познакомилась с Radiesse и Ulthera и это дало мне возможность сотрудничать с Вами. Я благодарна Вам за это.