';

Доктор Наталья Колтунова в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

НАТАЛЬЯ КОЛТУНОВА

доктор дерматовенеролог, косметолог, г. Киев 

М.А.: Наталья, что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха?

Н.К.: Успех — это когда ты доволен своими достижениями. Когда испытываешь удовлетворение от того, что сделал или делаешь. И при этом ещё приносишь  пользу людям, тогда это вдвойне приятно. Для меня это непрерывный процесс длиною в жизнь. Признание тоже немаловажно, но не является для меня основополагающим. Когда я выбрала медицину, а затем дерматологию и косметологию, даже подумать не могла, что это может быть так востребовано, ещё и деньги принесёт, не думала о признании. Просто делала то, что хотела, отдавалась этому полностью.

М.А.: Что или кто повлиял на Ваше решение связать жизнь с медициной? Какой у вас стаж работы?

Н.К.: В 1993 году я закончила Медицинский Университет и поступила в клиническую ординатуру по дерматовенерологии, параллельно вечером работала в кожвендиспансере. С этого начался мой стаж врача дерматовенеролога. То есть, уже 25 лет. Все это время я пыталась как-то связать дерматологию и косметологию. Перечитала массу книг, у меня сохранились издания 1889 года, и начала прошлого века,  которые я покупала в букинистической мед.книге, в них были первые упоминания о пластической хирургии. А ещё помню, такую тоненькую брошюрку, 1979 года, о косметологии, ещё советское издание. Я ее зачитала до дыр. Литературы катастрофически не хватало. Позднее, уже приехав в Киев, я поступила на курсы мезотерапии в институт красоты. Это был 1999 год, если я не ошибаюсь, и это были одни из самых первых курсов. Их проводила Наталья Станиславовна Булгакова, я ей безмерно благодарна и дружна с ней и по сей день. Они длились несколько недель и мы, ученики, кололи друг друга целыми днями. Все были молодые начинающие врачи, а сейчас мы встречаемся на выставках, конгрессах. Все уже солидные, со своими клиниками, вспоминаем это время! Позднее, когда я уже работала в клинике Борис, у нас открылась одна из первых косметологических клиник — Лайф Клиник, и наше руководство откомандировало меня на курсы, на кафедру последипломного образования. Это были первые курсы для врачей дерматологов, официально признавшие косметологию в нашей практике. К этому времени уже появился ботулотоксин и гиалуроновая кислота и я начала использовать их в своей работе. Ездила на обучение в Европу, Москву. Стоили эти курсы безумно дорого по тем временам — 300-400 долл. И с тех пор началась новая эра для нас, врачей, занимающихся эстетической медициной и уже потом все развивалось очень стремительно. Все эти годы я совмещала и дерматологию и косметологию. В Клинике Борис я работаю уже с 1998 года. Это даже невозможно представить, мне кажется, что я только вчера пришла туда. И для меня дерматология всегда была главной, так я для себя решила, что прежде всего я дерматолог, а потом уже косметолог.

М.А.: Верите ли Вы в судьбу?

Н.К.: Когда я поступила в институт я уже знала, что буду дерматологом. С третьего курса я посещала дерматологический кружок, хотя мне  говорили, что всего два человека с потока могут попасть на кафедру дерматологии, меня это не останавливало. Тогда же я стала задумываться о том, что хочу заниматься ,,красотой». Мне всегда нравилась красивая чистая кожа, я думала о том, как применить себя в косметологии. На втором курсе я закончила курсы косметичек. Всем своим подружкам я постоянно делала маски, массажи. Позже, когда я уже попала в ординатуру по дерматовенерологии, я пыталась разговаривать со своим профессором, пыталась получить какие-то знания. А ничего не было! Это сейчас на кафедрах идут курсы врачей косметологов, а тогда, в середине 90-х годов, это была Москва, был только один Институт Красоты на Новом Арбате, где лечились все звезды, где оперировали телеведущих, актрис. Я решила туда пойти и посетить курсы косметологов. Попасть я туда не могла, потому что существовало такое слово- ,,блат», у меня его не было. Наконец, в очередной раз, когда я туда пришла, меня позвали к главврачу, потому что он, видимо, решил посмотреть, кто это там так настойчиво его добивается. И он мне сказал тогда: ,,Вот смотри, существуют пластические хирурги, и есть косметички. А  промежуточного ничего нет и не будет, потому что это две совершенно разные профессии. А ты дерматолог, и иди, деточка, устраивайся в КВД, занимайся венерологией, это сейчас популярно». Я ответила ему: ,,Нет, промежуточная будет». И мне иногда кажется, что это я задумала тогда эту специальность, и она потом произошла! И видите, как все поменялось с тех пор.  Мы дожили до нашего времени, и у нас теперь много работы, все стремительно развивается в эстетической медицине. И часть работы теперь мы делим с пластическими хирургами.

М.А.: Расскажите, кому Вы благодарны? Кого можете назвать своим наставником?

Н.К.: Я благодарна прежде всего своим родителям, которые привили мне основные ценности и не перечили потом, хотя мой путь был очень тернист. Своим преподавателям в институте и клинической ординатуре. Мне повезло, я училась в Москве, закончила медицинский университет ( бывший 2-й Мед. им. Пирогова). У нас преподавали профессора, по учебникам которых мы и учились, это были безумно интересные времена. Потом я все собирала по крупицам, косметологии в те времена учиться не у кого было, все были начинающие и тоже учились. Так вот и училась по чуть-чуть, ездила на курсы, конференции. Началось все с мезотерапии, ещё раз поблагодарю Наталью Станиславовну Булгакову. Особо я хочу выделить компанию АНК, которая одна из первых начала проводить достаточно профессиональные курсы, приглашала врачей из других стран. Мое становление, как врача, проходило в клинике Борис, и я хочу поблагодарить Михаила Борисовича Радуцкого, президента клиники. В те времена, когда я туда пришла, это была одна из первых частных клиник, все с опаской тогда относились к частной медицине. И он собрал такой коллектив, я работала с такими профессионалами — хирургами, терапевтами, гастроэнтерологами, я бы не побоялась назвать их звёздами в медицине. И мое становление прошло там, я равнялась на этих врачей, советовалась с ними. И сейчас могу сказать, не было бы их и их поддержки, не стала бы  я тем, кем стала. Ещё благодарна Борису Тимофеевичу Глухенькому, с которым я имела честь быть знакома и всегда могла посоветоваться по поводу сложных пациентов. И он никогда не отказывал в помощи.

М.А.: Опишите себя в двух словах.

Н.К: Я люблю помогать людям. Ещё люблю познавать все новое, учиться.

М.А.: Какого качества Вам не хватает?

Н.К.: Мне кажется, что мне не хватает пунктуальности. Я с этим недостатком борюсь.

М.А.: Ваш центр эстетической косметологии NovaBeauty — это детище души, профессионализма или амбиций?

Н.К.: Только не амбиций. Когда я училась в институте, тогда, помню, всем говорила, что я хочу свою клинику. Но в те времена я смутно понимала, что это такое и как это непросто. Потом уже это сформировалось для моего удобства, для удобства моих пациентов, и, конечно, для моего развития и роста. Я хотела все соединить в одном месте, и чтобы мне помогали, чтобы я спокойно работала и делала свою работу, которую я умею делать, надеюсь, хорошо и которую я люблю.

М.А.: Самый ценный совет, который Вам дали? Кто это был?

Н.К.: Когда мне бывает тяжело, я вспоминаю, но это не совет, это притча: ,,дорогу осилит идущий». Вот эти слова мне помогали часто, потому что у меня бывают сомнения, мне бывает трудно, мне кажется, что у меня что-то не получится. Тогда я понимаю, что я смогу поступательно, потихонечку, мелкими шажками прийти к цели.

М.А.: Отличается ли запросы, например, европейских пациентов от наших.

Н.К.: Я думаю, что запросы, они такие, как скажет доктор, то есть доктор говорит свое видение. Вот допустим, если Вы приходите к стоматологу, то Вы говорите свои пожелания, но стоматолог говорит, что на самом деле Вам нужно то-то и то-то. Вы слушаете его и выполняете назначения, если доверяете ему. А запросы они везде одинаковые — все хотят быть молоды, красивы и здоровы. Конечно, существуют модные тенденции для отдельных стран, но сейчас эти границы стираются.

М.А.: Как Вы считаете, почему женщины, например, в Европе вряд ли пойдут на косметическую процедуру к сомнительному специалисту в сомнительное место, а в Украине это достаточно распространенное явление? Ваше отношение к такой ситуации?

Н.К.: Я думаю, что это зависит от культуры людей. У нас это культура ещё не сформирована. По-моему мнению, это произошло потому, что такая специальность, как наша, долгое время была как-бы промежуточная. Некоторые сначала вообще не поняли, кто эти специалисты — это врач или медсестра, или косметолог, или парикмахер. Но сейчас все меняется. Разве Вы пойдёте к гастроэнтерологу, который поставит аппарат УЗИ на дому, ляжете на какую-то кровать, где он будет вас исследовать? Или хирург, который делает на дому операции?! Это просто невозможно!  Поэтому я думаю, что эта культура сформируется и в нашей специальности. Я категорически против работы на дому и работы без образования, естественно. Как ещё я к этому могу относиться?

М.А.: Что по-Вашему «счастье» и можно ли назвать Вас счастливым человеком?

Н.К.: Да, я счастливый человек. Счастье -это заниматься любимым делом, называть это не работой, а творчеством. И, конечно, когда твоя семья рядом и все здоровы.

У меня даже не семья, а клан. Нас много, семья моей сестры-это тоже моя семья. Все начинается с моего папы, он у нас главный старейшина, а заканчивается пока моим сыном — он самый младший, но руководит всеми не меньше, чем дедушка. Сын помогает мне во всех начинаниях, он мой главный советчик. Мы живём в разных городах и даже странах, но все друга-друга поддерживаем, в курсе всех новостей, у нас группы в Вайбер, фейсбуке, мы всегда на связи. В праздники стараемся собираться вместе. И такие отношения, когда что-то случилось, все сначала бросятся на помощь, а потом уже будут спрашивать, ну как же такое произошло, выяснять кто виноват. Как бы я не любила свою работу, семья для меня на первом месте, хотя, конечно, во времени урезалась всегда именно семья. Так сложилось, может быть поменяется что-то в недалёком будущем.

М.А.: Расскажите о своих увлечениях, есть ли у Вас хобби? Как проводите свободное время? 

Н.К.: У меня есть хобби. Если это так можно назвать. Я люблю танцевать. Сейчас я временно забросила танцы. Последнее время ходила на Линди-хоп, это такой танец, который появился в Америке в двадцатых годах. Еще очень люблю йогу, она мне очень помогает в жизни, поддерживает здоровье. Еще я люблю отдыхать, люблю повеселиться, люблю людей, люблю встречаться с друзьями, люблю ездить куда-то, путешествовать.

М.А.: Какой самый интересный комплимент, который Вам в жизни делали?

Н.К.: Не знаю, можно ли назвать это комплиментом, но это то, что я слышу каждый день, мне говорят одно и то же: ,,Наконец я понял, на кого Вы похожи! На Анджелину Джоли. Вам говорили об этом?» Мне это уже очень сложно слышать каждый день.

М.А.: Как считаете, во сколько лет женщина просто обязана посетить косметолога?

Н.К.: В подростковом возрасте. Даже если нет проблем, для того, чтобы научиться как правильно ухаживать за кожей, если мама этому не научила.

М.А.: Каков Ваш главный секрет красоты?

Н.К.: Секрет красоты — это прежде всего правильное здоровое питание, грамотный уход за собой и позитивное отношение к жизни. Я бы хотела особо выделить питание и приём антиоксидантов и витаминов. Я ещё и врач-нутруциолог и считаю, что в наше время необходимо необходимо принимать биодобавки, на помощь нам пришли новейшие достижения, исследования  в области фармации, генетики, биохимии. Наше поколение будет жить дольше, чем наши родители. А наши дети в среднем будут жить 120 лет! А правильно питалась я ещё с детства, у меня это врожденное. Я всю семью и подруг в детском саду отучила чай с сахаром пить. И мне никогда не нравились вредные продукты. Конечно, сейчас качество еды очень сильно отличается от того, которое было, например, в 90 -е годы. Сейчас очень много полезных продуктов и их можно без проблем купить. В выборе правильного грамотного ухода за кожей может посоветовать свой косметолог или дерматолог. А когда начать инъекционные процедуры, это уже решит врач-эстетист. Сейчас в моде естественность и экологичность. И современные препараты этим требованиям отвечают. Ведь это прекрасно, когда мы можем уменьшить морщины и при этом ещё и оздоровить кожу.

М.А.: Пациенты приходят с разными запросами. Как вы относитесь к большому количеству информации о косметологических процедурах, доступной в интернете, поскольку их авторы не всегда доктора. 

Н.К.: Я думаю, что сейчас во всех отраслях такое происходит, когда у нас есть интернет, любую информацию можно почерпнуть оттуда. А она может быть, как правдивая, так и нет. И это уже дело врача — донести до пациента на консультации правильную информацию.

М.А.: Бывает ли так, что Вы отказываете пациентам в оказании каких-либо услуг? Почему?

Н.К.: Раньше я это делала, я была более категорична. Пациенты уходили к другим специалистам, потом опять приходили ко мне, мы что-то переделывали. Сейчас я стараюсь быть более мягкой, перевести акценты на что-то другое, если, например, речь идёт о какой-то процедуре, которую я не хочу делать, считаю, что она не нужна, а пациент считает, что она нужна. Обычно я договариваюсь и последнее время я не помню, чтобы я кому-то отказывала. Пару пациентов были, с которыми мы не нашли общий язык, они вели себя некорректно, это из великого множества моих пациентов, которых я люблю и уважаю. И я уже подумывала, как им отказать, но они сами куда-то исчезли.

М.А.: Если сравнить пациентов мужчин и женщин, которые из них более щепетильны, привередливы, если так можно выразиться?

Н.К.: Отличаются, да. Как раз мужчины — они более щепетильны. Но если они уже поняли, поверили, они более исполнительны, с мужчинами в какой-то степени легче. Женщины меняются, сегодня женщина хочет одно, потом вдруг она передумала, уже хочет другое. И тут нужно подстраиваться, но так как ты сама женщина, то ты подстраиваешься. Я раньше больше любила работать с женщинами и всегда говорила, что с женщинами работать гораздо лучше. А в последнее время полюбила работать и с мужчинами, радуюсь, когда ко мне приходят мужчины. С ними проще в том плане, что им делаешь назначения и они их чётко выполняют. А вообще я люблю со всеми работать — и с мужчинами, и с женщинами, и с детьми.

М.А.: Среди ваших пациентов есть и дети. Расскажите, как с детьми найти общий язык.

Н.К.: Изначально я врач-педиатр. И я люблю детей и отношусь к ним, как к равным, не сюсюкаюсь с ними. Я их пытаюсь сразу расслабить, посмеяться с ними. С детьми очень легко, правда у детей есть мамы, но с мамами тоже пытаюсь найти общий язык. У нас много подростков приходят на процедуры и консультации, и, если речь идёт о подростках, то с ними вообще проще, они такие интересные, они совершенно не такие, какими были мы. Я просто очень обожаю с ними работать, они открытые и с ними легко найти контакт и добиться понимания.

М.А.: Назовите ТОП-3 наиболее популярных процедур среди Ваших пациентов.

Н.К.: Ботулинотерапия. Контурная пластика. Биоревитализация.

М.А.: Как, по Вашему мнению, будет развиваться рынок эстетической медицины в Украине? Что происходит? Основные тренды? Что будет дальше?

Н.К.: Эстетическая медицина  становится с каждым годом все более научной и оздоровительной, поэтому она будет сливаться с общей медициной. Будущее за клиниками Anti- Age медицины, сейчас это становится все более популярным. Люди хотят долго жить, они хотят быть здоровыми, они хотят быть красивыми, поэтому я думаю, что косметологи будут работать, да и уже работают, вместе с диетологами, гинекологами, эндокринологами. И то, что косметология становится более научной и более медицинской, это меня, как врача, безумно радует, потому что, когда мы начинали работать, вообще какой-то хаос был. А теперь каждый врач знает прекрасно анатомию, гистологию, даже, наверное, лучше, чем знал в университете. Это, конечно, здорово.

М.А.: Как Вы считаете, насколько важна доказательная медицина?

Н.К.: Сейчас совершенно другая эра в косметологии, когда ты уже препарат используешь на практике, перед этим перелопачиваешь кучу литературы о нём, кроме того это должна быть какая-то известная компания, его представляющая, которой ты доверяешь. Потом ты должен быть убеждён, что он действительно сертифицирован и не только у нас, но и в той стране, в которой он действительно произведён. И что это все правда и он соответствует всем стандартам качества. И только тогда ты начинаешь потихоньку использовать этот препарат, учитывая предыдущий опыт твоих коллег.

М.А.: Если бы Вы выбрали какую-то другую специальность, не врачебную, что бы это было?

Н.К.: Я не представляю себя никем другим. И даже не хочу представлять. Дерматологи вообще работают до самой старости. Мне больше ничего и не нужно, потому что я в любом месте, в любой стране, все равно буду работать, я всегда найду пациентов, и всегда они найдут меня. Так всегда происходит — куда бы я не приехала, обязательно кого-то консультирую или даже делаю какие-то процедуры. Я даже иногда не отдыхаю на отдыхе. Я поняла, что вот это моё и я это хорошо делаю. Зачем же мне ещё что-то другое делать?

М.А.: Вы очень красиво пишете. Когда-нибудь думали о том, чтобы написать книгу?

Н.К.: Не думала. Конечно, известны случаи, когда врачи становились писателями. Но они всё-равно учились этому. Иногда я думаю о том, что то, что я пишу, прочтут литераторы, например, или журналисты. Это так же, как если бы не врач говорил о медицине. Я думаю, что человек должен все профессионально делать и иметь образование. Одним словом — подумаю об этом позже…

М.А.: Расскажите об обучениях, которые Вы посещаете. Может быть какое-то из них Вамбольше всего понравилось? Что Вы можете выделить?

Н.К.: Я очень много обучаюсь. В нашей профессии все мои коллеги постоянно учатся, вижу сколько они вкладывают времени и денег в свое образование. Последнее  мое обучение — у Яни ван Логхема. Мне всегда интересен подход таких гуру медицины, каждый раз смотришь, как работает специалист, который действительно профи, пытаешься узнать у него что-то новое. И это очень круто! Такой драйв после этого всего.

М.А.: Внешность кого из известных женщин Вы могли бы назвать приближенной к эталону красоты?

Н.К.: Для меня эталоном красоты всегда была и остаётся моя мама. К нашему большому несчастью, она ушла из жизни 7 лет назад, и это невосполнимая потеря для моей семьи, мы до сих пор не справились с растерянностью, хотя стараемся держаться.  Мама была от природы очень красива, с такими правильными чертами лица, и это не только я так считала. Все называли ее красавицей.

М.А.: Есть ли мода на красоту? Она меняется?

Н.К.: Да, меняется. Я думаю, что существует мода на все, как на причёски, так и на брови, на макияж. Сейчас вообще такая мода, что каждый хочет оставаться собой. Сейчас мода на естественность. Косметология на это направлена. Если раньше делали такие губы или такие скулы, что наши женщины — украинки, русские, были узнаваемы везде за рубежом. То сейчас никто не хочет потерять свою индивидуальность. Поэтому и косметология направлена на то, чтобы улучшить, но при этом не поменять.

М.А.: Сейчас просто листая ленту Facebook можно найти большое количество мероприятий. Как для себя выбираете куда пойти учиться?

Н.К.: Я уже знаю, какой конгресс мне интересен, какой менее интересен. Обучение у признанных мировых лидеров стараюсь не пропускать. Есть возможность выбирать Гранты. Слушаю мнение коллег.

М.А.: Случалось ли в Вашей практике лечить осложнения, которые возникли из-за низкой квалификации специалиста, проводившего процедуру? Как Вы относитесь к обучению инъекционным методикам лиц, не имеющим высшего мед.образования?

Н.К.: Я лечу очень много осложнений, ко мне обращаются пациенты со всей Украины. К сожалению, это бывают осложнения, как лёгкие, так и достаточно серьезные. У меня уже собрано целое досье из фотографий с осложнениями.

Причина всего этого может быть совершенно разная. На первое место я бы поставила некачественное препараты. А потом уже все остальное — недостаточную квалификацию доктора, особенности состояния пациента, просто стечение обстоятельств и так далее.

М.А.: Если бы Вы имели возможность повлиять на отбор персонала в ряды специалистов эстетической медицины, какие бы три основные критерия сформулировали?

Н.К.: Он должен быть профессионалом. Потом, мне кажется, что в нашей профессии ещё нужен талант. Вот, например, для того чтобы стать хорошим пианистом нужно по 4-5 часов играть каждый день на фортепиано, но не все же добьются высот и будут играть гениально. Или художник, он можешь этому учиться всю жизнь, но прекрасную картину не напишет. Точно так же и здесь. Если в других отраслях медицины нужны больше всего знания и опыт, то в эстетической медицине очень важны твои руки.

Значит, для меня основные критерии — это профессионализм, талант и порядочность. Даже порядочность можно на второе место поставить.

М.А.: Ваш совет начинающим специалистам.

Н.К.: Не бойтесь начинать, все когда-то были новичками. Только нужно помнить, что все начинания должны быть подкреплены фундаментальными знаниями и практическими наработками. Мудрая поговорка ,,семь раз отмерь, один раз отрежь» актуальна в нашей профессии. Мы работаем с людьми, у нас не должно быть ошибок.

М.А.: Вы являетесь партнером Merz Aesthetics в Украине, расскажите почему выбрали именно эту компанию?

Н.К.: Я давно знакома с препаратом Radiesse, я видела его в работе и всегда была довольна результатом. Когда на наш рынок поступили ещё несколько  филлеров на основе гидроксиапатита кальция, увидела несколько осложнений, причём достаточно серьезных от этих препаратов и, честно говоря, я для себя навсегда решила, что я буду работать только с проверенными компаниями и с проверенными препаратами. Поэтому для меня  компания Merz — это прежде всего надежность, признание, эта компания имеет всю необходимую сертификацию, не жалеет денег на научные исследования, на обучение своих врачей, она уважаема всеми и мною в том числе. Препарат Radiesse —  самого высочайшего класса. А по поводу линейки Belotero — я тоже высокого мнения о ней  и совмещаю ее в работе с другими любимыми мною препаратами с гиалуроновой кислотой.