';

Доктор Марина Рупчева в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

МАРИНА РУПЧЕВА

врач дерматовенеролог, косметолог, г. Киев 

М.А.: Марина, что для Вас успех? На Ваш взгляд, благодаря какой черте характера Вы добились успеха?

М.Р.: Когда я влюбилась в свою профессию, моя целеустремлённость дала мне понять: вот путь к успеху. Но если я завтра проснусь и скажу, что я успешна, это конец моей карьеры. Как только достигаешь чего-то – в голове сразу возникают новые цели. Так что мой успех впереди!


М.А.: Расскажите о Вашем профессиональном пути. Сколько лет Вы в косметологии? Как все начиналось? Что изменилось за это время?

М.Р.: Я уже практически 14 лет в косметологии. Что изменилось? Тогда у меня было яркое, стойкое представление, что косметология – это комплексное понятия. Лечить болезни в медицине нельзя какой-то одной методикой, также как и в косметологии. Только сочетание методик, только комплексный подход дает самый лучший результат. Тогда я это понимала и сейчас это не изменилось.

М.А.: Имеет ли место интуиция в профессии доктора?

М.Р.: Безусловно. Так как медицина наука неточная, иногда нужно прислушиваться к своей интуиции. Лично меня интуиция не раз спасала от ошибок.

М.А.: Красота требует жертв? 

М.Р.: Красота – это объемное понятие. Это ведь не только то, что мы видим на лице. Это и то, как человек себя чувствует, это ещё и здоровье, это то, что мы едим, наш образ жизни. Поэтому если назвать жертвой поход на тренировку, правильное питание, выделение свободного времени и средств для похода к косметологу, то да, тогда красота требует жертв. Но если это ущерб нашему здоровью, тогда нет, красота – это не жертва.

М.А.: Изменились ли понятия о красоте, тренды в красоте за время Вашей карьеры?

М.Р.: Когда я начинала, 14 лет назад, понятие о красоте было достаточно узким. Трендом был большие губы, безумные скулы, избавиться в любом случае от морщин, даже несмотря на средства, которыми это будет достигнуто. В итоге мы получили уткообразные губы, безумные скулы, лишенные мимики лица и самое страшное, что все девочки были одинаковыми. Сейчас безусловно изменилось направление красоты. Сейчас это естественная красота, но это не значит, что ты ничего не делаешь. Нужно делать всё, но, чтобы это было незаметно. Наша задача не изменить человека, а подчеркнуть его индивидуальность.

М.А.: У любой медали две стороны. На Ваш взгляд какие плюсы и минусы в профессии врача-эстетиста?

М.Р.: Для меня самый главный минус то, что я очень сопереживаю своим пациентами после инвазивных процедур, естественно это мое волнение не всегда мне на руку. Плюсов же масса. Работа в красивой профессии, общение с очень интересными людьми, возможность развития и ещё раз развития.

М.А.: Ваши главные правила в общении с пациентом?

М.Р.: Самое главное – доверие. Прежде всего я пытаюсь расположить человека к себе и найти его сильные стороны, лишний раз похвалить и только тогда осторожно предложить какую-то методику, чтобы улучшить его.

М.А.: Как Вы выбираете методики в свой арсенал?

М.Р.: Методики должны быть безопасными, без риска для здоровья пациента. Если это косметологический продукт, то я всегда выбираю сертифицированный продукт, никогда не буду применять методику, если я не прошла обучение по ней.

М.А.: Есть ли среди Ваших пациентов публичные люди. Из какой они сферы?

М.Р.: Да, конечно есть. Это люди искусства.

М.А.: Публичные пациенты или обычные, с кем проще?

М.Р.: Одинаково люблю пациентов, для меня нет разницы. Для меня прежде всего важен сам пациент, его публичность значения не имеет.

М.А.: Сколько времени в сутки Вы посвящаете работе?

М.Р.: Я настолько люблю свое дело, что я бы, наверное, могла посвящать ему 24 часа в сутки. Но нет. Я нахожу время и для своей семьи, и для своих увлечений.

М.А.: Вы помните, свои профессиональные цели десять лет назад? Ваши планы сегодня и тогда совпадают?

М.Р.: Самая главная цель – это саморазвитие, то есть все время двигаться вперёд, вот тогда это было движение вперёд и сейчас. Моя цель не останавливаться.

М.А.: Как Вы выбираете куда идти на обучение? Сейчас такое большое количество предложений, как сориентироваться?

М.Р.: Да, действительно, очень много сейчас предложений, сложно определиться в каком направлении, куда поехать, где обучиться. Для меня важно мнение коллег, мое мнение об этой компании, об этом обучении. Я мониторю, что будет освещаться на том или ином конгрессе, думаю нужно ли это мне? Безусловно изучаю команду спикеров, насколько интересны мне эти люди.

М.А.: Кому Вы благодарны и кого можете назвать своим наставником?

М.Р.: Что касается ботулинотерапии – это Александр Васильевич Бородько. Если говорить об инъекционных методиках – это Марина Ландау, Елена Губанова.

М.А.: Из каких частей и в каком соотношении состоит Ваше счастье?

М.Р.: Счастье я нахожу в мелочах. Для меня счастье – позвонить родителям, и они мне ответят, что у них всё хорошо. Счастье, когда ребёнок с упоением рассказывает, как удачно прошёл его день. Счастье, когда я сажусь в самолёт и отправляюсь в новое путешествие. Счастье – это светящиеся глаза пациентов, которые мне просто говорят: спасибо. Для меня счастье не запланированная встреча с друзьями.

М.А.: Самое яркое воспоминание из детства?

М.Р.: Пожалуй, самое яркое – рождение моей сестры. Когда родители принесли её из роддома, у меня появилось столько ощущений, счастье, что я не одна в этом мире и она для меня теперь самый главный друг.

М.А.: Такое нечасто встречается. Это заслуга родителей?

М.Р.: Конечно. Мы с моей сестрой выросли в очень любящей семье. Мама – это наша путеводная звезда. Папа – это честь, совесть, порядочность. Мне кажется, они научили нас главному – любить. Любить свою семью, работу, все, что нас окружает. Спасибо им огромное.

М.А.: Расскажите о своих хобби, увлечениях? Как Вы проводите свободное время?

М.Р.: Моё главное хобби – путешествия. К сожалению, не всегда получается путешествовать с семьей, но благодаря нашей профессии помимо посещения обучений и конференций, мы ещё узнаем новые страны, прекрасные уголки нашей планеты.

М.А.: Есть ли разница между украинскими и зарубежными конгрессами? Подача информации, спикеры, фишки? Откуда больше черпаете для себя информации?

М.Р.: Пару лет назад у меня сложилось мнение, что украинские конгрессы, конгрессы на постсоветском пространстве для меня более информативны, более доступны и более интересны. Во-первых, нет языкового барьера. Это лично для меня. Во-вторых, мы славяне и мы близки друг другу. У нас даже пациенты чаще всего одного типажа. У нас ментальность одна и у в унисон поют сердца)). Мы выбираем одинаковые методики. Да и важнее та информация, которую ты получаешь от людей, которые тебе близки по ментальности. Последнее время меня европейские конгрессы не впечатляют. Единственное, что меня впечатлило, поразило – спасибо компании Merz Aesthetics, — это обучение в Амстердаме у Яни ван Логхема. Мне он запомнился, во-первых, потому что он — воплощение харизматичности. Во-вторых, методика его работы, комплексный подход – это все мне очень нравится. Если это мужчина, то он не превратит его в женщину. Если это женщина, то он подчеркнёт ее естественную красоту. За последнее время – 4-5 лет, если говорить о европейских врачах, именно у него я почерпнула что-то новое и вернулась с эмоциями и желанием ещё больше работать.

Ещё люблю Яну Александровну Юцковскую. Татьяна Павленко для меня тоже как путеводная звездочка. Я была у неё на обучении прошлый раз по методикам применения Radiesse, Xeomin и Belotero. Она — это море обаяния и профессионализма.

М.А.: Как правило наполнение любого конгресса имеет большую коммерческую составляющую. Как Вы к этому относитесь?

М.Р.: К сожалению, наша жизнь диктует такие правила. Каждый мыслящий доктор всё-таки эту сторону немного опускает и опирается на какие-то научные вещи.

М.А.: Обращаете ли Вы внимание на данные, свидетельствующие об уровне изученности того или иного препарата?

М.Р.: При выборе препарата для меня очень важно на скольких пациентах он был апробирован, сколько препарат на рынке. Вот эти какие-то цифры и люди в этих цифрах — это не просто коммерческий момент. Я даже сообщаю эти цифры своим пациентам.

М.А.: На Вашей странице в Фэйсбуке написано указано: Париж…это страсть. Париж-это праздник, это песня, это чувство… Вы очень классно пишите. Вы никогда не думали развивать этот талант?

М.Р.: Может быть когда-то, лет в 80-85 я уйду на пенсию и займусь писательской работой.

М.А.: Какое название будет у Вашей книги?

М.Р.: «Красота и Париж». Это будет что-то о красоте. За годы своей профессии ты общаешься со столькими людьми, причём большая часть это очень интересные личности и естественно у тебя накопилось очень много информации, её нужно куда-то передавать. Может быть это когда-то станет какими-то заметками престарелого косметолога)).

М.А.: Вы много путешествуете, во многих местах были?

М.Р.: Да я была во многих странах, но Париж ещё никакой город «не перебил».

М.А.: Где бы хотели жить? В Париже?

М.Р.: Жить в Париже? Я не знаю, но там для меня даже другой воздух, я там хочу часами, днями ходить по улицам, именно ходить и впитывать парижский особенный воздух.

Для меня на сегодняшний день Япония — это космос. Это ни на что не похоже. Это ни в коем случае не Азия, не Европа, в Америке я не была, поэтому не знаю, но я думаю, что это и не Америка. Это что-то особенное, страна, в которой у людей совсем другое отношение к другим людям, к себе, к истории. Это нечто. Это высокоразвитая нация, но они очень закрытые люди. Чтобы их расшевелить к общению нужно постараться. Возможно это их минус. Но если они к тебе прониклись, то это друзья.

М.А.: Что в жизни Вас расстраивает больше всего?

М.Р.: Расстраивает неудовлетворённость моих пациентов, когда у нас не совпали цели и желания. Но больше всего расстраивают болезни близких, хоть я и врач, но с этим смириться невозможно. А вообще меня даже может расстроить мелочь. Например, утром встала, у меня закончился кофе. Я искренне расстраиваюсь.

М.А.: Какое качество характера Вы бы хотели приобрести или может избавиться от какого-то существующего?

М.Р.: Хотелось бы избавиться от своей мягкотелости, хоть это и некрасивое слово, и научиться говорить слово «нет». В профессии я научилась, а вот в жизни нет, не научилась ещё. Порой я нахожусь в каком-то плену своего нежелания сказать нет, своей неспособности сказать нет.

М.А.: «Черный квадрат» Малевича это искусство?

М.Р.: Да, это искусство, особенно учитывая, как появилась эта картина и в какие годы, в какое время. Ведь тогда эта картина была прорывом, это русский авангард среди надоевшего направления в искусстве. Но это не предмет моего любования.

М.А.: А что предмет Вашего любования? 

М.Р.: Мне ближе всё-таки художники постсоветского пространства, русские художники. Когда гуляешь по Третьяковке – это впечатляет. Я очень люблю пейзажи, хотя вообще я человек, который любит всё необычное. Но «Квадрат» Малевича это не моё.

Что касается Лувра, то как ни странно через два часа мне хочется покинуть его. Не знаю почему.

М.А.: Расскажите о Вашей семье. В каком поколении Вы доктор?

М.Р.: Мои родители не доктора, я первый случай в семье. Мои родители инженеры. Они всю жизнь посвятили энергетике. У меня сын. Ему 14 лет почти. Современные дети совершенно другие. Ребёнок у меня социально адаптированный, очень активный, он не очень любит учиться. Он хочет стать доктором, как ни странно. Может быть потому, что у меня такая профессия или потому что у него папа хирург, он решил стать пластическим хирургом, сказал, что сделает свою маму такой, что мать родная не узнает. Готовьтесь!)

М.А.: А на какую бьюти-процедуру лично Вы бы никогда не согласились?

М.Р.: Это процедура, которая изменит меня кардинально или будет угрожать моему здоровью.

М.А.: Бывают ли у Вас моменты меланхолии? Как справляетесь? 

М.Р.: Конечно, я же девочка, ничто человеческое мне не чуждо. Это бывает редко, у меня нет свободного времени, чтобы посвящать его посторонним мыслям. Самый главный антидепрессант – это спорт, тем более у меня самый лучший тренер, он излучает море позитива, поэтому взгрустнулось и в спортзал.

М.А.: На Ваш взгляд, когда молодой специалист перестаёт быть таковым и готов проводить мастер-классы, передавать свой опыт другим? Чем это измеряется: количеством пациентов, стажем, числом проведённых процедур и т.д.?

М.Р.: Помимо мышления, которое мы применяем в нашей профессии, мы конечно работаем руками. Естественно для меня количество процедур самое главное, потому что каким бы ты ни был теоретиком, если ты не практик, то вряд ли ты сможешь передавать опыт. Считаю, что это количество пациентов и количество процедур. Для меня важен этот критерий.

М.А.: Ваше место работы — это Ваш второй дом?

М.Р.: Конечно. Салон Hyogo Fleur это мой второй дом. Я очень много посвящаю времени работе.

М.А.: ТОП-3 процедур в Вашем арсенале?

М.Р.: На сегодняшний день на первом месте это процедура SMAS-лифтинга с помощью аппарата Ulthera. Всеми моими пациентами она была оценена и дает хорошие результаты. На втором месте контурная пластика и среди продуктов, которые я применяю, Radiesse. Третий – ботулинотерапия.

М.А.: Ваш совет начинающим специалистам

М.Р.: Никогда не останавливаться на достигнутом. Никогда не сомневаться. Наши завтрашние неудачи – это наши сегодняшние сомнения.

М.А.: Если бы у Вас была возможность дать совет себе, но 14 лет назад. Какой бы совет Вы себе дали?

М.Р.: Наверно я бы ничего не изменила. Я всегда старалась развиваться, мне кажется это самое главное в профессии врача. А может быть и вообще в жизни человека.

М.А.: Если бы у Вас была возможность выбрать неврачебную специальность, чтобы это было?

М.Р.: Я всегда мечтала быть врачом, это была мечта и моей мамы. Не помню, о чем, другом мечтала, но наверно, если бы не стала врачом, стала бы дизайнером интерьеров. Люблю все прекрасное. Мне это близко.

М.А.: Опишите себя тремя словами

М.Р.: Люблю, познаю, живу.

Все, что я люблю, я начинаю познавать и в этом я живу.

М.А.: Очень много пациентов самообразовываются, используя разные источники и не всегда источники профессиональные. Есть ли у Вас пациенты, которые знают, что и как нужно делать? Как Вы к этому относитесь?

М.Р.: Конечно есть такие пациенты, они есть у каждого. Недаром сейчас создаются консилиумы врачей, закрытые группы для врачей. Что мы там ищем? Мы ищем там ответы на наши какие-то нежелательные побочные действия. А может быть даже не на наши, а когда пациент уже приходит с какой-то проблемой, которую ему причинил тот или иной доктор, а порой и сами себе. Конечно я отношусь к этому негативно. Они порой получают не ту информацию, которую нужно. Лучше обратиться к специалисту и задать ему вопрос. Задача доктора оценить и рассказать «за» и «против» этой процедуры. Возможно даже где-то и просветить. Потому что мы же не только закройщики какие-то, мы ещё и лекари душ. Бывает, что человек хочет себе процедуру, которая совершенно не нужна.

Мне больно смотреть безумные ролики в соцсетях, когда люди сами себе делают инъекции, такое тоже бывает. Или чудовищные картинки осложнений. Хотя никто не застрахован в нашей профессии.

М.А.: Как Вы относитесь к случайным людям в медицине?

М.Р.: Что касается компаний, которые продают препараты таким людям, то пусть это будет на совести этих компаний. Во-первых, косметология — это раздел медицины. Это не просто какое-то побочное явление. Это врачебная специальность. Почему в ней должны работать доктора? Ну не зря мы в медуниверситетах учились шесть лет, а потом ещё полтора-три года проходили интернатуру. У человека вырабатывается врачебное мышление, именно это мышление мне помогает избежать врачебных ошибок. Человек может быть прекрасным инъекционистом, та же медсестра, но мне кажется, что дело еще и во врачебном мышлении. Ведь обычный человек может не понимать, что он может натворить. Чем больше работаешь, тем ты больше боишься: вдруг что-то не так, а как, а вдруг? Все время думаешь о каких-то последствиях. Это обратная сторона медали нашей профессии.

М.А.: Вы являетесь партнером Merz Aesthetics в Украине, расскажите почему выбрали именно эту компанию?

М.Р.: Во-первых, на сегодняшний день, думаю со мной согласятся все доктора, Merz Aesthetics представляет очень качественные и прогрессивные продукты. Это Radiesse, Xeomin, Belotero и Ulthera. Во-вторых, считаю, что на сегодняшний день здесь лучше всего преподносят информацию. Грамотное обучение — это как строительство дома, кирпичик за кирпичиком, точно так и здесь, все наращивается знаниями. Поэтапное обучение – это очень грамотно и правильно. Также мне нравится команда тренеров, которая работает в этой компании. Это похвально. Грамотная презентация продуктов. Приглашение безумно талантливых спикеров. Менеджеры прекрасные, очень легко работать с Merz Aesthetics.