';

Доктор Ирина Медведева в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

ИРИНА МЕДВЕДЕВА

к.м.н., дерматовенеролог высшей категории, косметолог, заслуженный врач Украины г. Киев 

М.А.: Ирина Ивановна, что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха? 

И.М.: Когда я готовилась к этому эфиру, я просто посмотрела в словаре, что же значит успех. Слово «успех» — значит достижение поставленной перед собой цели. Я не считаю себя безумно успешным человеком. В жизни сложилось так, что когда я была востребована – я включала какие-то свои данные, память, свои способности, училась, работала и в результате получилось то, то что мы называем успехом.

Знаете, я неоднократно слышала от других «…вот почему ей повезло, почему повезло кому-то, а мне не повезло?» Я считаю, что человек должен быть всегда готов к той возможности, которая  ему может представиться. Вот например, появляется предложение поехать на стажировку в Америку . Но из тех кому предложили,  только один знает язык, хотя может быть он и не самый талантливый. Удача? Нет. Он не сидел и не ждал случая. Он еще раньше трудился, учил язык, понимая, что это ему пригодится. Удача – это на самом деле совпадение очень многих составляющих. Человек должен готовить себя к тому, что когда-то ему скажут: все, труба зовёт, надо ехать, надо участвовать,  надо действовать, надо мчатся! Успешен только тот человек, который трудится, который работает над собой, вместо того, чтобы валяться на диване с книжкой или сидеть у телевизора. Успешен тот, кто не боится работать и предлагает себя.

Если говорить о девизе, я бы сказала, что исповедую такую философию: что лучше сделать и пожалеть о том, что сделал, чем не сделать, а потом жалеть, что не сделал. Я действую по такому принципу. Живу по этому принципу.

М.А.: Сколько лет Вы в косметологии? Каким был Ваш путь? 

И.М.: В дерматологии я больше 40 лет, а косметологией я занимаюсь где-то лет 25. Свою профессиональную деятельность начинала в Латвии, закончила лечебный факультет Рижского медицинского института. Предваряя вопросы, касающиеся учителей, я не могу не вспомнить шесть фамилий: первые три –заведующие отделениями   Рижского кожвендиспенсера.  — Мария Семёновна Тихонова научила меня заполнять истории болезни, описывать локальный статус и дала азы дерматологии. — Изабелла Марковна Герке виртуозно проводила осмотр, собирала анамнез и я многое у нее переняла.  — Елизавета Ивановна Трутнева. Когда я впервые  пришла к ней в отделение, мы осмотрели пациентов и она говорит: «Пойдём, посмотришь, как  делают люмбальную пункцию». Сделала она пункцию и говорит: «А теперь делай ты». У меня спина стала мокрой, а руки ледяными. Говорю: «Я боюсь!» Это ощущение помню как сейчас, оно в кончиках пальцев. Меня как щенка бросили в воду и получилось выплыть… Так я научилась делать руками то, что необходимо уметь каждому  врачу-дерматологу и это на всю жизнь вселило в меня уверенность. Затем два знаменитых ленинградских профессора дерматологии. Это Виктор Иванович Самцов и  Инна Иннокентьевна Подвысоцкая. И, конечно,– ведущий украинский дерматолог профессор  Лидия Денисовна Калюжная. Они шлифовали мое мастерство. Таким образом, моя карьера врача-дерматолога начиналась в Риге, а продолжилась в Киеве.

Есть еще один важный момент, который повлиял на мою судьбу, но  уже в эстетической медицине. В 1994 году благодаря Ольге Вадимовне  Богомолец я уехала на месячную стажировку в Нью-Йорк к изумительному доктору, на то время президенту Общества дерматовенерологов, Френсису Якобеллису. Именно у него я убедилась в том, что работа современного дерматолога сочетает не только  диагностику и лечение  кожной  патологии, забор материала для гистологического исследования, но и применение технологий, направленных на улучшение внешности путем выполнения химического пилинга, введения   филлеров  и мн. др. , т.е  то,  в чью сторону наша классическая дерматология пока еще не повернулась, а должна была, потому что во всем мире именно врач дерматолог сочетает в себе роль врача — лечебника и роль специалиста эстетической медицины. Потому что только врач- дерматолог знает что такое кожа, какие у нее функции и  как она меняется со временем. Встреча с доктором Якобеллисом, с которым я до сих пор поддерживаю дружеские отношения, послужила решающим толчком, повернувшим меня лицом к эстетической медицине.

М.А.: Самый ценный совет, который Вам дали? Кто это был?

И.М.: Вот такое курьезное воспоминание: Рига, 1982-й год, мне 29 лет и  я назначена исполняющим обязанности главного врача Рижского городского кожвендиспансера.  Сижу я  в кабинете в полной растерянности с целым ворохом документов на столе и не понимаю, что мне с ними делать. Заходит один из самых опытных  заведующих отделением и говорит: «Знаете Ирочка, я хочу дать Вам совет. Когда Вы будете получать бумаги «сверху»: из городского управления, из министерства, вы их даже не читайте. Вы  просто складывайте их  в папочку. Бумага должна отлежаться. Раньше, чем на третий день к ним не возвращайтесь. И поверьте, 50% документов  просто потеряют всякую актуальность, на 30% Вы ответите, а 20% могут полежать ещё».

М.А.: Назовите трёх человек, которые на Ваш взгляд внесли самый значимый вклад в развитие эстетической медицины в Украине.

И.М.: Вы знаете, мне совсем не сложно ответить на этот вопрос. Первой я бы назвала Инну Ивановну Волощенко. Почему? Потому что этот человек более сорока лет возглавляет «Институт красоты» и долгие годы именно «Институт красоты» был кузницей кадров для эстетической медицины Украины. Вторым  — профессора  Бориса Тихоновича Глухенького,  именно он был автором первого учебника, первого справочника по косметологии в Украине. И третьим человеком я бы назвала профессора Владимира Александровича Цепколенко. Он первым открыл клинику пластической хирургии в Украине, это энтузиаст своего дела, это человек, который уделяет очень большое внимание научным исследованиям и пожалуй ему, как никому другому, удается сочетать прикладную и научную деятельность в эстетичечской медицине. Он пионер в новых технологиях: это   выращивание аутофибробластов, аутомеланоцитов. Владимир Александрович возглавил очень успешное совершенно  новое направление лечения витилиго, с которым никто никак не мог справиться. В.А. Цепколенко возглавляет общество эстетической медицины Украины и достойно  представляет нас за рубежом.

М.А.: Ни для кого не секрет, что Вы один из наиболее известных, популярных и публичных дерматологов в Украине. Когда Вам поступило подобное предложение Вы согласились сразу же или были сомнения? Почему?

И.М.: Вы задали  эти вопросы,  и я вынуждена  возвратиться  к началу нашей беседы: нужно быть готовым к таким предложениям. Всё дело в том, что с одной стороны, это предложение мне польстило, не буду скрывать этого, с другой стороны – первая моя мысль: я получаю трибуну для донесения широкому кругу зрителей каких-то базовых понятий по уходу за лицом и телом. И собственно это то, чем я занимаюсь как эксперт на канале 1+1 в программе «Сніданок з 1+1 у вихідний». Если это удачно получилось, то это  благодаря тому, что почти 20 лет назад я уже столкнулась с кинокамерой  на съемках фильма, в который меня пригласили экспертом. Снимала съемочная группа компании Интер с изумительным режиссёром по фамилии Белкин. Именно этому человеку я обязана стартом в телевидении. При первых съемках я ужасно боялась:  путала  слова, не знала куда смотреть, меня трясло, а  когда я показала  заготовленный мною  огромный конспект с текстом, который  я планировала сказать,  Белкин его забрал и говорит: «Вот этот конспект мы откладываем в сторону, потому что у нас не 3 часа, а 15 минут», а потом на Интере была программа «Планета здоровья». Вёл её профессор Опанасенко, и когда было принято   решение  включить в программу вопросы эстетической медицины, то снимавший этот блок  режиссёр Белкин вспомнил, что есть такая врач дерматолог-косметолог Медведева И.И. , у  которой получается  не бояться камеры.

М.А.: Вы как эксперт канала 1+1 часто советуете женщинам так скажем «домашнюю» косметологию. Где грань? Когда стоит отказаться от домашних рецептов и обратиться к специалисту?

И.М.: Должна Вам сказать, что я не противопоставляю ни в коем смысле эти направления – домашний и профессиональный уход. Один должен дополнять другой. Когда у вас нет времени, когда вам нужно как-то что-то сделать и выглядеть более свежо, отдохнувшей и тому подобное, а нет времени идти в салон, нет денег, в конце концов, вы должны иметь какие-то такие рецепты, которые не дадут вам долговременного эффекта, но позволят вам сегодня вечером выглядеть свежо и привлекательно. Вот этим мы занимаемся. Эти методики, домашние маски, распаривания, укутывания и так далее, они все имеют определённый протокол. Незнание этого протокола может свести на нет самые позитивные усилия. Моя задача рассказать, как это сделать: как подготовить кожу, сколько держать маску, какие ингредиенты ввести, от каких лучше отказаться, как определить свой тип кожи, но ни в коем случае ни в одной передаче никогда не могло быть даже намёка на то, что домашняя косметика может быть альтернативой профессиональной. Когда вы молоды, то безусловно визиты к косметологу носят чисто профилактический характер. Это как профилактический поход к врачу любой другой специальности. В ходе таких визитов вам определят тип кожи, это более профессионально, чем вы сделаете с помощью салфеток дома. Но чем старше мы становимся,  тем больше у нас проблем с кожей. Агрессивная окружающая среда, беды и радости – всё это отражается у нас на лице. В данной ситуации помогает вовремя подключённый профессиональный уход хотя бы раз в полтора месяца, потом может быть раз в две недели. Уже специалист, которому вы доверяете, вырабатывает какой-то алгоритм ухода  специально для вас. Я сторонник того, чтобы пациенты находили себе своего мастера. И чтобы он вёл их дальше по жизни.

Мои пациенты мне доверяют, потому  что я никогда не возьму в работу непроверенные методики и  на своих пациентах ни в коем случае не экспериментирую.

М.А.: Вы автор книг по косметологии, справочника врача-косметолога. Написание теории это Ваше? Что Вам больше по душе теоретическая деятельность или практическая?

И.М.: Целью написания книг и учебников было систематизировать  и в доступной форме донести косметологам  базисные знания по эстетической медицине, раскрыть  механизмы действия препаратов, мануальных,  инструментальных и аппаратных технологий, которые используются в современной практике.  В какой-то степени, благодаря учебникам,  мне удалось восполнить пробелы в образовании категории специалистов, не имеющих медицинского образования, но это не выход. Косметологам необходима классическая профессиональная подготовка с обязательной и регулярной аттестацией. А мои публикации всегда несли практическую направленность. Я считаю это более важным, чем углубляться в теоретические изыски, которые часто носят дискуссионный характер.

М.А.: Вы 15 лет являетесь  президентом Всеукраинской Ассоциации Специалистов по Прикладной Эстетике. С какими проблемами сталкивалась Ассоциация вначале своего пути, скажем 15 лет назад, а с какими сегодня?   

И.М.: Во-первых, это общественная организация. Некоммерческая. Зарегистрирована она Минюстом в 2001-м году. Возникла она на фоне необыкновенного энтузиазма косметологов Украины, которые хотели объединиться для выполнения насущных профессиональных задач. Примером тому служили ассоциации специалистов эстетической медицины в России, Казахстане, странах Прибалтики, Западной Европы, Америки. В создании украинской ассоциации самое активное участие приняла Софья Рогаль – главный редактор журнала Нувель Эстетик- Украина. Деятельность ассоциации заключалась в проведении образовательных мероприятий, конференций, съездов, мастер-классов, была организована постоянно действующая школа косметологов, регулярно проводились конкурсы, победители награждались зарубежными поездками на учебу в ведущие европейские центры эстетической медицины (Франция, Италия, Польша). Это отвечало моменту, потому что был колоссальный голод на новую информацию. Сейчас другое время, мы ощущаем даже некоторую тяжесть от избытка информации, часто неактуальной и, в большинстве случаев, рекламного характера.  Стало труднее её фильтровать. Со всех сторон на нас обрушивается вал предложений, якобы совершенно  новых и чудодейственных чудодейственных   препаратов, методик. Одна лучше другой. Как в этом разобраться? Настало время переосмыслить роль ВАСПЭ, ее концепции и локальные задачи.   Поэтому ассоциация находится в состоянии переформатирования.

М.А.: Кому Вы благодарны и кого можете назвать своим наставником?

И.М.: Главным примером и наставником для меня была моя мама – Барабанова Евдокия Трофимовна, которая ушла из жизни восемь лет назад. В шестидесятых годах прошлого века она закончила шестимесячные курсы косметологов в Киевском институте красоты и стала первым человеком, который открыл эстетическую медицину для украинского города под названием Кривой Рог. Я видела результаты работы моей  мамы, я для себя, где-то на подсознательном уровне поняла, какая эта замечательная и нужная специальность — эстетическая медицина. К вам приходит девочка-подросток с акне. Она сутулится, чёлка на всё лицо, смотрит на всех исподлобья. Вы работаете с ней, вселяете в него уверенность, вместе видите результаты. Наконец, она  приходит и говорит: «Я перестала пользоваться тональным кремом». У девочки-подростка восстановилась кожа, да  так, что ей уже не нужен тональный крем. А потом она приносит фотографии своих женихов, затем фотографии  свадьбы. Это такой допинг для врача-косметолога, который наверное не получает ни один другой специалист.

М.А.: Как Вы относитесь к информационным технологиям в профессии?

И.М.: Это данность. Можно относиться и лучше и хуже. Я —  хуже, потому что мне приходится специально учиться, чтобы овладеть теми элементарными навыками, которые современный ребёнок осваивает еще сидя на горшке. Но  мы должны учиться. По-другому никак нельзя. Единственное, что я хотела бы сказать, что какой бы информацией ни был насыщен интернет, последнее слово останется за специалистом. Информацию нужно фильтровать. Она часто недостоверна, ведь в сети можно выложить все что угодно и никто не несет ответственности за неправдивые данные. Повторяю, последнее слово за специалистом.

М.А: Внешность какой из публичных женщин на Ваш взгляд является наиболее приближенной к идеальной? 

И.М.: Вот скажем женщина-политик. Кто идеал?  Сразу на ум приходит образ Маргарет Тэтчер. Идеально причёсана, её внешность подсказывает, что этот человек собран, решителен, настойчив, проницателен,  не откажется от своих слов. Что так важно в политике.

Жена президента? Вы конечно подумаете о Жаклин Кеннеди. Икона стиля, элегантна, выдержана, спокойна, тактична.

Если мы говорим о кинозвезде, то спектр широчайший. Но, современность вносит свои коррективы. Квинтэссенцией современного образа кинозвезды я бы, наверное, назвала – провокационность и динамичность . Посмотрите, например, на Ксению Собчак. Новый кандидат в президенты России. Мы раньше  знали её как крайне эпатажную. Какой она образ должны предпочесть теперь? Наверное, всё-таки образ Маргарет Тэтчер. Ксения  уже в строгом костюме, очки, причёска и тому подобное.

Лично для меня иконы стиля пока нет. Мне не нравится желание любыми способами привлечь к себе внимание, выставить на общее обозрение свою личную жизнь, что особенно интересно публике Личная жизнь – это личная жизнь. Скажем, Мерил Стрип. Вы связываете с ней какой-нибудь скандал? Нет. У неё хорошая семья. Правда, она допустила нас немножко к подробностям своей первой любви, которая закончилась уходом её любимого человека из жизни. И все …

А кому-то же нравится Мадонна, которая так эпатирует публику. Сколько она на сцене, столько она женщина-эпатаж, женщина-провокация.

М.А: Насколько легко пациенты соглашаются на новые процедуры, те, которые еще не опробованы подружками?

И.М.: Всегда должен быть диалог. Пациент согласится на любое ваше предложение, если, во-первых, он  Вам доверяет, во-вторых, если аргументируете  возможность или небходимость применения иной процедуруры Обычно остерегаются новых методик, полагая, что «вы хотите на мне заработать». Прежде чем предлагать что-то новое , нужно досконально разобраться в механизмах его  действия,  последствиях и реальной эффективности. Ну и конечно, это история взаимоотношений. Я, например,  никогда не предложу человеку того, что ему не нужно. Но мы всегда обсуждаем возможные пути повышения эффективности процедур. Нередко отдельные пациенты настаивают на применении чего-нибудь новенького. Так устроен человек. Мы должны быть готовы к этому.

М.А: Есть два варианта развития событий: заморозить, то как сейчас выглядит пациент, или сделать его моложе. Что выбирают Ваши пациенты?

И.М.: Давайте мы посмотрим на самых известных звёзд экрана зарубежного, которые получают многомиллионные гонорары за свою работу. Кто из них выглядит семнадцатилетней на протяжении сорока лет? Более того, мы видим примеры того, когда попытка выглядеть 17-летней в 40 выглядит совершенно анекдотично. Гармония – вот ответ на все вопросы. Женщина, у которой за плечами определённый опыт жизни, она элегантно одета, модно подстрижена,  с выдержанным макияжем, даст 100 очков вперёд какой-то вульгарно раскрашенной, с накаченными силиконом губами девочке лет 19-20, которая выглядит просто смешно.

М.А: Поделитесь своими профессиональными планами на будущее

И.М.: «Хочешь рассмешить Бога? Поделись с ним планами на будущее». Безусловно есть такие методики, которыми хотелось бы овладеть. Обязательно буду следить за новинками, буду посещать конгрессы, мастер-классы, выставки , т.е. буду учиться.

М.А: Какое из человеческих качеств необходимо доктору?

И.М.: Это сострадание, желание помочь. Очень важным качеством также  является отсутствие страха в том, чтобы признаться, что я чего-то не знаю. Многим кажется, что, если я скажу пациенту, что я не понимаю, почему у него эти симптомы, то он обо мне подумают плохо. Намного лучше сказать, что я пытаюсь разобраться. Что я не знаю сегодня как это оценить, давайте мы назначим встречу через три дня, я проконсультируюсь, узнаю, постараюсь вам помочь. Это честно. А если с умным видом сказать: «Ну, давайте мы попринимаем что-нибудь… » Мы попадем пальцем в небо. Пациенту будет только плохо. В этом смысле хорошо работает фраза: У нас не будет второго шанса произвести первое впечатление.

М.А: Как Вы считаете, каким образом нужно регулировать рынок услуг эстетической медицины в Украине? Какие шаги предпринять?

И.М.: Мы переживаем время махновщины в этой области, где каждый на  своем хуторе атаман. Объявляет себя экспертом, врачом, специалистом международного класса, берёт в руки шприц и чем меньше знает, тем смелее им орудует. Потому что он не представляет себе, что может натворить. Это не напоминает Вам обезьяну с гранатой? Хорошо, если Господь рядом и руку направит. А если нет? Но деньги “специалист” возьмет,  и немалые. О какой регуляции можно говорить?

Существует две ключевые проблемы: это проблема структурированного образования, особенно это касается эстетистов, потому что если у врачей есть дипломы и сертификаты о прохождении усовершенствования, полученные в аккредитованных и лицензированных ВУЗах, то у косметологов стартового уровня нет ничего, кроме  никчемных самопальных сертификатов о присутствии на каких-то несертифицированных «левых» курсах или лекциях. Кто угодно может вам выдать  сертификат «международного образца». Поэтому это образовательное пространство должно быть организовано и легализовано.  Вторая проблема – неконтролируемое ценообразование косметологических  услуг, стоимость которых зависит не только от цены препаратов и оборудования,  но и от профессионального уровня мастеров, подтвержденного сертификатами и дипломами  государственных или аккредитованных негосударственных специализированных учреждений,  а также выданных авторитетными международными  организациями.

М.А: Какое из человеческих качеств Вы считаете наиболее неприемлемым у доктора?

И.М.: С моей точки зрения, их два. Это чёрствость душевная, когда вам безразличен человек, который к вам пришел. И алчность, когда в том, кто к вам пришел, вы кроме кошелька не видите больше ничего. Вот эти два качества, которые угробят любые знания. Любую квалификацию.

М.А: Ваш совет начинающим специалистам

И.М.: Вы будете смеяться, как говорят в Одессе, но я напомню приписываемый Владимиру Ильичу Ленину лозунг:  «Учиться, учиться и еще раз учиться». И второй совет — не думать сразу о деньгах, подумайте о том, что вы можете сделать. И деньги к вам придут. Без мыслей и разговоров о них.

М.А: Какие конгрессы – украинские или международные – на Ваш взгляд, более информативны и качественны? Какие посещаете лично Вы? Почему?

И.М.: Сейчас меньше, чем раньше, потому что очень насыщенное информационное пространство. Практически любую информацию  можно найти в интернете. Для меня конгрессы интересны прежде всего тем, что я встречу там своих коллег, пообщаюсь с ними и мы обменяемся чем-то, даже не имеющим отношения к нашей профессии. Такое отношение к форумам быть может вызвано тем, что  за плечами уже большой опыт, большой путь. Тем не менее считаю, что нужно обязательно выезжать, нужно смотреть, нужно учить иностранный язык.

М.А: Что по-Вашему «Счастье» и можно ли назвать Вас счастливым человеком?

И.М.: Счастливым человеком бесконечно и постоянно может быть только психически нездоровый человек. Счастье — это какие-то короткие моменты, когда у вас замирает сердце, когда у вас останавливается дыхание и вообще вы попадаете в третье измерение. Такие моменты я испытывала в своей жизни. Я надеюсь, я их ещё испытаю. Эти моменты мне дает моя семья, моя работа, эти моменты дает природа, путешествия, которыми мы вместе с мужем много лет увлечены и практически объехали весь свет. Мало стран, в которых бы мы не были, но эти страны  есть. Поэтому, для меня главный  смысл работы и зарабатывания  в том, чтобы была возможность  путешествовать, видеть мир, новых людей, получать новые впечатления. Например, лет 15 назад мы были в Мексике. Полуостров Юкатан. Недалеко от Канкуна знаменитая пирамида Чичен-Ица. Сейчас на эту пирамиду подниматься запрещают, а мы на неё тогда поднимались. Это было незабываемое впечатление. Когда мы туда забрались,  я должна была сесть и  села просто на пол, потому что  боялась спрыгнуть, чтобы полететь.  У меня было полное ощущение того, что я это смогу.

М.А: Есть ли у Вас ещё такие же сильные энергетические места?

И.М.: На меня всегда так действует море. В этом году муж сделал мне подарок, и мы на мой день рождения путешествовали по Западному побережью  Франции, были в  Нормандии и Бретани. Очень интересная поездка. Дивной красоты места. Суровый Атлантический океан, Ла-Манш, потрясающей красоты  скалы, дикая растительность. Это что-то невероятное.

М.А: В чем секрет Вашей красоты?

И.М.: Я не думаю, что здесь есть красота в каком-то каноническом смысле и что есть какие-то секреты, главный секрет – он простой и лежит на поверхности. Этим секретом я, наверное, обязана маме, которая, будучи косметологом, решала мои подростковые проблемы очень быстро, потому что этот возраст проходят все, начинает увеличиваться нос, он начинает совершенно подло блестеть, появляются какие-то высыпания. И вот уже тогда были заложены основы понимания того, что кожу мы носим с рождения до смерти, и не меняем эту одежду. Она наша данность. Мы должны за ней ухаживать, регулярно, систематически, каждый день и не раз в день. Утром и вечером обязательно. Мы должны совершать уход за кожей уже не  думая о том, зачем это надо.   В 18 лет делаем  одни процедуры , в 35 — другие, а в 35 с половиной уже третьи. Человек, который постоянно следит за собой,  хорошо выглядит, кожа будет ухоженной. Если к этому на определённом этапе подключить гигиенические чистки, потом присоединить увлажняющие процедуры, а потом питательные массажи, крем, уже будет прилично. А если у вас есть возможность и вы чуть-чуть кололи, чуть-чуть что-то сделали  с помощью лазера, то будет совсем замечательно, но при этом при всём мы все равно будем меняться, потому что мы не можем не меняться. Это правильно, это нормально. Звезда кинематографа Анна Маньяни категорически отказ  ывалась делать пластические операции, которые ей предлагали лучшие в мире специалисты. Она говорила: «Я ценю любую из моих морщинок, за каждой из них стоят события моей жизни».

М.А: Расскажите, как бы Вы назвали книгу о своей жизни?

И.М.: Даже не знаю, потому что сейчас у меня на ум приходит очень печальная фраза из знаменитой пьесы Гауптмана:
«Дальше-тишина…». Это пьеса, в которой потрясающе ярко сыграли два советских актёра – Фаина Раневская и Ростислав Плятт. Это спектакль для двух человек. Чем старше  становишься, тем чаще оглядываешься, тем  яснее понимаешь, что сзади у тебя больше, чем впереди. Это логично. И главная задача состоит в том, чтобы не огорчить никого, чтобы, вспоминая нас, люди улыбались, а не хмурились. И жить так, чтобы такое впечатление о себе оставить. Вот это высший пилотаж, к этому нужно стремиться. Я к этому стремлюсь, но не всегда получается, к сожалению.