';

Доктор Елена Филипченко в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

ЕЛЕНА ФИЛИПЧЕНКО

доктор дерматовенеролог, косметолог, г. Киев 

М.А.: Елена, что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха? 

Е.Ф.: Для меня успех имеет две составляющие: первая – это занятие любимым делом, занятие делом, которое ты умеешь делать очень хорошо, но успех не может быть без второй составляющей, это востребованность результатов твоего дела. Я делаю всё хорошо, есть люди, которым это нужно, которым нравится этот результат. Тогда это можно назвать успешным. Я занимаюсь любимым делом, это любимое дело приносит удовольствие ещё кому-то. И тогда это можно назвать успехом. Вот такой мой рецепт.

М.А.:  Сколько лет Вы косметологии? Расскажите каким был Ваш путь? Почему выбрали именно эту специализацию?

Е.Ф.: В косметологии я уже почти 20 лет. Пришла я естественным путём из дерматовенерологии, в один прекрасный момент, сидя в поликлинике на приеме, я поняла, что немножечко как-то скучно становится, душа просит чего-то более интересного. Может более красивого, потому что в поликлинике всё-таки пациенты, а в эстетической медицине — клиенты. Тогда я решила, в начале двухтысячных годов, пойти на курсы косметологов, сначала самые простенькие, потом пошла на кафедру дерматовенерологии, там были курсы для косметологов. Я сейчас смотрю на сертификаты, это номера ещё меньше сотни: 32-й, 33-й… Начинала с самых азов. Начинала с ухода, потом потихонечку перешла на инъекционные, а сейчас владею всем арсеналом.

М.А.: Кому Вы благодарны и кого можете назвать своим наставником. 

Е.Ф.: Назвать вот конкретно какого-то одного человека это очень трудно. Но много людей, которые высокопрофессиональны всегда меня вдохновляют. Я могу назвать Александра Бородько, всегда его захватывающе слушала. На сегодняшний день мне очень нравится Яна Юцковская, она человек с харизмой. Естественно, спикеры зарубежные, которые приезжают к нам: Маурисио де Мая, Яни Ван Логхем. Это люди высокопрофессиональные, талантливые, харизматичные, на них смотришь и всегда после семинара начинаешь верить в себя больше и хочется сделать что-то большее и хорошее.

М.А.: Если говорить об украинской эстетической медицине, кто, на Ваш взгляд, внес значимый вклад в развитие эстетической медицины Украины.

Е.Ф.: Опять же Александр Бородько у меня ассоциируется с эстетической медициной. Он такой новатор, профессионал, постоянно делает эксперименты, для того чтобы делать эксперименты в эстетической медицине – нужно обладать очень большими знаниями и опытом.

М.А.: Вы посещаете много мероприятий. Расскажите пожалуйста какие Вы предпочитаете – украинские или международные? Чем они отличаются? Чем отличается формат подачи информации?

Е.Ф.: И те, и те интересны. Но на мероприятиях международного уровня организация на порядок выше, качество подачи информации. На наших украинских мероприятиях совсем другая, душевная, атмосфера. Это общение с коллегами, обмен опытом. У каждого мероприятия есть свои плюсы.

М.А.: Присуща ли коллегиальность украинской медицине?

Е.Ф.: Однозначно, коллегиальность есть, и мне кажется ещё она зависит от уровня специалиста: чем выше специалист, тем он более открыт для диалога, для возможности поделиться опытом, чем ниже специалист на какой-то ступеньке, тем он больше зажат: это моё, это я вам не покажу. Чем выше уровень, тем выше коллегиальность. Мы все должны к этому стремиться, к этому идёт эстетическая медицина. Даже посмотрите в соцсетях, очень много закрытых групп, где уже доктора смело могут написать или свою проблему, или свой вопрос, где с удовольствием помогут, с открытой душой.

М.А.: На Ваш взгляд существуют ли сегодня бьюти-процедуры, которые потеряли свою актуальность?

Е.Ф.: Некоторые процедуры могли потерять актуальность, потому что сейчас появилось очень много процедур, которые решают много проблем. Сделали одну процедуру – улучшили качество кожи, сделали лифтинг, укрепили, переместили объемы. Раньше таких препаратов не было. Сейчас намного меньше мы делаем курсов мезотерапии, потому что это такие простенькие препараты, которые могут решать какие-то узкие проблемы, от этого мне кажется мы немножечко отходим. Сейчас процедуры, как правило, более комплексные, потому что появились очень интересные препараты, которые дают возможность решить за одну процедуру много проблем. А это плюс и доктору, и клиенту.

М.А.: Сейчас большое количество информации в интернете: о косметике, о процедурах, об инъекциях, много разных советов дают, при этом не только доктора. Как вы считаете это хорошо или плохо, когда много информации в открытом доступе?

Е.Ф.: Я считаю, что информации много не бывает и у каждого есть право на информацию. А что делать с этой информации – это уже дело каждого. Здесь как раз выступает возможность конкуренции, то есть клиент что-то почитает, приходит, мне рассказывает, а я ему совсем на другом уровне рассказываю эту сторону вопроса. Он понимает, что от меня он получил более интересную информацию, более грамотную. То есть у него есть право выбора. Мне намного приятнее общаться с клиентами, которые пришли и уже немного ориентируются хотя бы в терминах. С тем, кто совсем не ориентируется очень тяжело разговаривать. Им нужно мини лекцию читать и по анатомии, и по гистологии, и по химии. А когда грамотный клиент, и основная масса клиентов, которые приходят на процедуры эстетической медицины, это подкованные, уровень у них довольно высокий именно благодаря интернету.

М.А.: Расскажите, а что для Вас счастье и можно ли Вас назвать счастливым человеком?

Е.Ф.: Наверное, можно назвать меня счастливым человеком, потому что есть все составляющие счастья: здоровье близких, уютный дом, где тебя ждут вечером, любимая работа, на которую ты отправляешься утром. Но ещё, мне кажется, один из составляющих компонентов счастья – это желание двигаться, когда ты утром просыпаешься и знаешь, что у тебя день будет интересным. Есть ради чего тебе что-то делать, есть желание – это счастье. Потому что достигнуть цели и сесть – это трудно назвать счастьем. Счастье это динамическое понятие. Это движение к цели.

М.А.: Расскажите о своих увлечениях. Есть у Вас хобби? Как Вы проводите свободное время, если оно у Вас есть?

Е.Ф.: Свободное время бывает. Моё любимое увлечение связано с тем, что я живу в своем доме за городом. Последние пять лет мне безумно нравится ландшафтный дизайн, обустройство участка. У меня шикарные клумбы, у меня газон 10 соток, о котором я мечтала давно-давно, очень много хвойных культур, я к этому отношусь как художник, то есть каждый день мне нужно пройтись по этим всем клумбочкам, посмотреть где что, выросло, где-то что-то поменять. Поэтому мне это безумно нравится, все свободное время, особенно когда тепло, весна, лето, я провожу с удовольствием на участке.

М.А.: Расскажите о своей семье. Ваш сын не пошел Вашими стопами?

Е.Ф.: У меня взрослый сын, ему уже 30. Он сказал, что медицина не моё. И я его никогда туда не подталкивала, потому что считаю, что в медицину нужно идти если ее любишь. Тут только желание, не родители, никто не сделает хорошего доктора, если человек не любит медицину. Сын работает в госслужбе. Мы работаем, мы живём за городом, он работает в сельсовете, начальник по благоустройству. Мне приятно, когда я еду, смотрю там деревья подстрижены, там урна, вот это вот все благоустройство, уборка мусора, порядок на остановках, – это все его. И мне приятно, я горжусь. Он наводит красоту в селе и очень много благодарных жителей, которые говорят: вот Игорь, это Игорь сделал. Он буквально  полгода работает, но результаты есть. Я горжусь им.

М.А.: Расскажите, какими качествами должен обладать настоящий доктор.

Е.Ф.: Ну, во-первых, мне кажется, доктор прежде всего должен быть добрым. Он должен любить людей. Во-вторых, он должен быть обязательно грамотным. В-третьих, он должен быть взвешенным и реалистом. Никогда не рисковать просто так, на эмоциях, вспоминать заповеди доктора: не навредить. Поэтому: доброта, знания, опыт, уравновешенность.

М.А.: Сейчас Вы уже наставник молодых специалистов. Легко Вам делиться своими знаниями?

Е.Ф.: Чем выше специалист по уровню, по знаниям, по интеллекту, по эмоциональной ступени, тем он будет более открытым. Однозначно, когда ко мне приходят ученики, у меня очень много учеников, я занимаюсь преподаванием инъекционных методик, они просто в восторге. 2-3 дня мы с ними занимаемся, они выходят с открытыми глазами и говорят: Боже, у меня таких занятий ещё не было! Я стараюсь дать все, что я знаю. Все, что я наработала. Все, чему я научилась на собственных ошибках. То есть мне хочется вложить в них все, что я знаю. В этом ничего плохого нет. Мои ученики мне не конкуренты. Я даже рада. В соцсетях смотрю на своих учеников, которые добились очень высокого уровня, и я ими горжусь. Смотреть на них, как на конкурентов, это неправильно. Мои клиенты никогда не уйдут к ним, а их клиенты не придут ко мне. Я уверена, что клиент и косметолог, доктор они всегда друг друга выбирают. Поэтому конкуренции здесь не может быть. Если клиент уходит к другому доктору, значит он не нашел взаимопонимания с предыдущим.

М.А.: Какой самый интересный комплимент Вам когда-либо делали?

Е.Ф.: Уже рутинные комплименты: золотые руки, Вы художник, у вас творческий подход. Иногда приходят клиенты и говорят: Вы прям, как скульптор, лепите! Такие сравнения всегда приятны.

М.А.: Этому можно научиться или нужно с рождения иметь талант такого скульптора?

Е.Ф.: Однозначно должно быть чувство прекрасного. Но его можно развивать, то есть база какая-то должна быть. Но развить его можно. И в постоянной работе, и в посещение музеев, картины, музыка, то есть постоянно во всём пытаться увидеть красивое. Это тренировка.

М.А.: Какой самый интересный, ценный совет Вам дали? Кто это был?

Е.Ф.: Я на всю жизнь запомнила, часто вспоминаю, был профессор в институте, женщина, она 1917 г. рождения, то есть аристократка, интеллигентка, профессор анатомии. Она как-то сказала, на всю жизнь запомнила: «Если вас не просят, вы никогда не вмешивайтесь». Очень часто бывают какие-то ситуации, разборки, я очень часто вспоминаю эти советы, и просто нужно немножко подождать, я замолкаю и смотрю. Всегда ситуация разрешается нужным образом.

М.А.: Верите в интуицию? Суеверия, приметы?

Е.Ф.: В интуицию верю. Суеверия, приметы – нет. Я фаталистка. Что должно случиться, то случится.

М.А.: Скажите, как проходит Ваш обычный рабочий день? С чего начинается утро?

Е.Ф.: Утро у меня самое драгоценное время. Оно для меня очень много значит, я всегда стараюсь чуть пораньше встать, чтобы у меня было 40 минут – час именно для меня. Я варю кофе, у меня есть две чашечки, беленькая и с цветочком, в зависимости от настроения я беру или ту, или иную чашку. Кофе должен быть красивым, должен быть какой-то сырочек, что-то очень красивое, то есть я завтракаю не потому, что хочу есть, мне нужна эта обстановка. Я медитирую. Я беру подносик, кофе, бутербродик. Даже не скажу, что с какими-то мыслями, просто вот пустая голова, вот это вот успокоение для меня очень важно. И вот эти 30 – 40 минут, когда все спят, я один на один со своими мыслями, это для меня очень важно. Это для меня подзарядка. Когда нужно встать и бежать, у меня в течение всего дня такое ощущение, что вот что-то идёт не так, меня вытолкнули из дома и у меня нет вот этой медитации. Я уже потом почитала, что очень важно каждое утро медитировать. Оказывается, я этим и занимаюсь.

М.А.: Какой день был для Вас самым незабываемым?

Е.Ф.: У меня мединститут – это второй институт. До мединститута я около года работала медстатистиком. Нас послали на какие-то курсы в областную больницу. И там вот студенческая аудитория ярусами, запах больницы, запах лаборатории, и вот я сижу и понимаю, что мне этого не хватает. Что я просто должна прожить вот эту жизнь, на этих ярусах, с этим запахом. Я пришла домой вечером, посидела, подумала и всем объявила, что я поступаю в мединститут. Мне было 28 лет, ребёнку было пять лет, но вот это вот, даже сейчас я рассказываю и чувствую вот этот аромат больничный, атмосферу этой аудитории. Вот будто сошло какое-то видение, я поступила в мединститут и ни разу не пожалела. Это было призвание.

М.А.: Если бы у Вас была возможность выбрать какую-то специальность не медицинскую. Чтобы это было?

Е.Ф.: Мне трудно так сказать, но это был бы какой-то психолог, психотерапевт, все равно это медицина, все равно это человеческое общение. Я периодически думаю, что если что-то поменять, то если не косметология, то это будет психология, хотя всегда на обучении подчёркивают, что косметология — это психология. Что косметолог это прежде всего психолог. Хороший косметолог должен уметь работать не только руками, ну и головой. В смысле общения. Наверное, далеко не уйду от медицины. Моё. Это моё.

М.А.: Если бы у Вас было три желания, с единственным условием: потратить их на развитие эстетической медицины. Чего бы пожелали?

Е.Ф.: Хотелось бы, чтобы эстетическая медицина развивалась в поле доказательной медицины. Чтобы не просто так: вот у нас появился новый препарат, вау вау вау! А чтобы под любым препаратом, который выходит на рынок, под любой процедурой, которые мы предлагаем, должны быть какие-то исследования, какие-то цифры реальные, реально что-то выросло, что-то увеличилось. Это первое. Второе – хотелось бы какую-то правовую базу, потому что эстетическая медицина она вроде бы и медицина, но у нас сейчас между салонами, между клиниками, нет вот этого порядка. Хотелось бы, потому что сейчас занимаются эстетической медициной все, кому не лень. Уже и без медобразования Вот это вот такая болезненная тема. Хотелось бы её решить. Хотелось бы, чтобы в Украине появилась специализация – врач-косметолог. Потому что понятно, сейчас врач дерматовенеролог, который прошел специализацию, но тем не менее, вот того уровня образования для косметологии у нас ещё на должном врачебном уровне нет. Если бы это случилось – было бы великолепно.

М.А.: Случалось ли в Вашей практике лечить осложнения, которые возникли из-за низкой квалификации врача, проводившего процедуру? Как Вы относитесь к обучению инъекционным методикам специалистов не имеющим высшего мед.образования? 

Е.Ф.: Однозначно я к этому отношусь отрицательно, и думаю, что другого отношения к этому не может быть. Специалист эстетической медицины, занимающийся инъекционными методиками, однозначно должен быть врачом дерматологом, который хорошо знает и анатомию, и гистологию, строение кожи. По поводу осложнений – мне довольно часто приходится с этим сталкиваться, потому что, опять же, у меня очень много учеников, но в силу неопытности, с другой стороны, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Ко мне они очень часто обращаются с какими-то осложнениями. Бывают небольшие, в виде какой-то реакции на препарат: покраснения, лёгкая отечность. Бывают более серьезные, была несколько раз и ишемия, были некорректные объемы филлеров введены, приходилось убирать. Всегда девочкам подчёркиваю, что если уже случилось, то не так стыдно спросить, как стыдно просто уйти от проблемной ситуации. Поэтому опять же, коллегиальность должна развиваться. Нужно помогать друг другу.

М.А.: Чем Вы руководствуетесь, выбирая обучающее мероприятие?

Е.Ф.: Первое – это компания, которая предлагает, например, кадавр курс, она должна быть серьезная, с именем. Имена тех докторов, которые проводят кадавр, они тоже должны быть авторитетными, для меня по крайней мере, они должны быть на слуху как специалисты и в анатомии, и как практики в эстетической медицине, пластической хирургии.

М.А.: Дайте совет начинающим специалистам

Е.Ф.: Не должно быть самоуверенности. Они переживают: вот я боюсь, боюсь. Я всегда говорю, что бояться не нужно. Нужно быть уверенным, но пусть они не путают уверенность и самоуверенность. Самоуверенности не должно быть. Чем больше работаешь, чем больше делаешь процедур, тем больше понимаешь, сколько ты всего не знаешь. Поэтому не должно быть самоуверенности. Хороший результат определяется несколькими факторами. Первый: обязательно нужно выбирать качественный препарат, сертифицированный, проверенный, никогда, никогда экспериментов на своих клиентах не делать. Второе: очень важны знания. То есть постоянное совершенствование знаний, анатомии, гистологии. Если вы заявляете о какой-то процедуре, вы должны её знать полностью, от а до я. Третья составляющая: опыт. Получается препарат, знания, опыт. У начинающих специалистов нет третьей составляющей, но это нарабатывается благодаря первому и второму фактору.

М.А.: Бывает ли такое, что Вы отговариваете пациентов от процедуры?

Е.Ф.: Бывает, и довольно часто. В принципе, когда клиент приходит, как я говорю, я заказываю музыку. Я могу спросить, часто спрашиваю, подвожу к зеркалу, спрошу: что вас беспокоит? Выслушиваю клиента: узенькие губы, носогубки. После того, как выслушаю, говорю свое видение ситуации. Объясняю, что можно сделать. Поэтому, как правило, процедуры назначаю я. Я могу прислушаться к мнению клиента, но тем не менее, ответственность за результат за мной. Если клиент приходит и говорит: уколите мне здесь и введите мне вот это, у меня такого не проходит.

М.А.: Расскажите, какие тенденции в запросах пациентов о красоте. У Вас богатый многолетний опыт, меняются ли требования пациента?

Е.Ф.: Меняются. Сейчас больше меняются. Сейчас больше требований к натуральности, к естественности. Раньше об этом не задумывались, раньше приходили: я хочу губы. Никто не думал, во что это выльется. Когда по улицам начали ходить всякие уточки, рыбки, то клиенты конечно задумались об этом. Очень часто приходят и говорят: сделайте так, чтобы было натурально, красиво. Иногда я уговариваю, говорю, что нужны губы. Отвечают: что будут губы как у Маши Распутиной. Объясняешь: таких губ мы не сделаем, мы просто постараемся вернуть тот объем губ, который был 10 – 15 лет назад. Будет красиво и аккуратно. Часто приходят и говорят: сделайте мне губы так, чтобы муж не заметил. Это тоже довольно часто. И они тоже довольны.

М.А.: Расскажите курьезный случай из вашей практики.

Е.Ф.: Запомнила на всю жизнь свою первую клиентку. Это было уже лет 15 назад, носогубная складка. И вот она приходит, целый день меня в дрожь бросает только от мысли, что она придёт. Больше всего я переживала, вдруг у меня задрожат руки. Я очень волнуюсь, препарат дорогой, лицо первый раз. Собираюсь, начинаю колоть, слежу за руками, чтобы не дрожали. Вдруг у меня потекли слёзы, клиентка смотрит… Я говорю: у меня осыпается тушь, такая вот тушь… Начала вытирать слёзы. Носогубка получилась красивая, хорошая. Я помню домой возвращалась просто на крыльях, чувствовала себя суперспециалистом, потому что получилось. Но эти слёзы я запомнила. Через 15 – 20 лет — это ответственно. Слёзы не текут, но все равно всегда в напряжении. Расслабляться нельзя. Чем больше делаешь, тем больше понимаешь, какие можно сделать ошибки. Поэтому ответственность только возрастает – сарафанное радио, ты уже не можешь подвести. О тебе уже говорят, какой-то имидж, статус, его нужно поддерживать. Поддерживать знаниями, качественными процедурами.

М.А.: Клиенты к Вам в основном приходят по рекомендации?

Е.Ф.: Да, у меня рекламы нет, но в неделю несколько человек приходят новых — это сарафанное радио. Регулярно звонят: мне дали телефон. Я даже не знаю кто дал телефон, но я всегда рада.

М.А.: Поделитесь ТОП-3 Ваших профессиональных фишек. Что лучше всего работает из Вашего опыта?

Е.Ф.: Однозначно комплексный подход, когда клиент приходит и уже нет той схемы, что сделаем здесь, уколите мне здесь. Комплексно оценивается, собирается очень тщательно анамнез, основная масса моих клиентов – это клиенты после 40 – 45 лет. Мы уже стараемся полностью раскрыть все карты, какие проблемы со здоровьем, что они делали, и гормональные, и эндокринологические проблемы, гинекологические, обсуждаем все стороны. И только после этого мы разрабатываем тактику. Тактика как правило комплексная, в несколько этапов. Буквально лет пять назад такого не было, но в последнее время постоянно. Я считаю, что это тренд современной косметологии. Комплексный подход и этапный. Делаем процедуры не только, чтобы сейчас было хорошо, но всегда думаем, что будет через год.

М.А.: В каком возрасте женщина должна начать визиты к косметологу?

Е.Ф.: Возраста в косметологии, как я люблю говорить, не существует. Если есть проблема, то можно прийти и в 15 лет, особенно если это проблема – угревая болезнь. Если молодая девушка, но у неё активная мимика в 20 лет, то и в 20 лет можно прийти и постараться скорректировать. Есть какие-то врождённые нюансы, которые можно после 18 лет, например, асимметричность. Если проблем нет, то к косметологу прийти где-то после 25, к 30, чтобы заняться активной профилактикой возрастных изменений.

М.А.: Если бы у Вас была бы возможность искоренить абсолютно у всех людей одно качество характера, что бы это было?

Е.Ф.: Наверное, это злость. Потому что я это качество не могу понять. Я считаю это своим недостатком, я не умею злиться. Я не умею злиться долго. Казалось бы, все-все-все, но через час, два, сутки я просто забываю про это. Я считаю, что если бы все люди были добрыми, то было бы здорово.

М.А.: Какое Ваше жизненное кредо?

Е.Ф.: Всегда делать то, что я делаю по максимуму хорошо. То есть если я знаю, что я не могу что-то сделать, то я это делать не буду. Если я что-то делаю, то нужно делать хорошо. С душой.

М.А.: Вы являетесь партнером Merz Aesthetics в Украине, расскажите почему выбрали именно эту компанию?

Е.Ф.: Здесь все очень просто, я отдаю предпочтение только качественным проверенным препаратам, которые работают на основе доказательной медицины, поэтому портфель Мерц, он не может не впечатлять. Radiesse, Xeomin — это качественные препараты, с которыми хочется работать, от которых в процессе работы получаешь хороший предсказуемый результат. Мне приятно с ним работать, клиенты довольны результатом.