';

Доктор Анна Огурцова в проекте «100 историй успеха украинских докторов»

АННА ОГУРЦОВА

к.м.н., доктор дерматовенеролог, косметолог, г. Харьков 

М.А.: Анна, расскажите, каким был Ваш профессиональный путь?

А.О.: Мой путь в эстетической медицине начался с дерматологии. Дерматологией я увлеклась на втором курсе мединститута, совершенно неожиданно для себя, потому что на тот момент дерматология была для меня дремучим лесом, и кожные заболевания все были в моем сознании похожи друг на друга, и, условно говоря, кроме понятий «прыщи» и «царапина», у меня ничего в голове не было. Я познакомилась с одним человеком, который потом стал моим поводырем, моим учителем в мире дерматологии – Беляевым Георгием Митрофановичем. После пребывания на его консультациях, на которые съезжались пациенты со всего бывшего Советского Союза и близлежащих территорий, я начала задумываться над тем, насколько разнообразна, многогранна эта специальность. Когда мне начала уже удаваться и поддаваться дифференциальная диагностика, и когда я наравне с интернами и ординаторами, которые тоже присутствовали на профессорских обходах и консультациях, начала демонстрировать свою компетенцию (это было уже где-то на третьем курсе) тогда я, конечно же, почувствовала уверенность в себе, и мне стало интересно. А когда человеку интересно, у него появляется азарт и, конечно, хочется больше, глубже, лучше разбираться в том, что ты не очень хорошо сначала понимаешь. Благодаря этой увлеченности, потом ты становишься профи.

Косметологией начала заниматься, увлекаться примерно в это же время, когда начала получать какие-то просьбы от врачей института дерматологии, в который ходила на консультации. Я заинтересовалась гигиенической косметологией, в реестр которой входили всякого рода медицинские чистки, маски, подсушивающие лечебные манипуляции с кожей. После этого на правах студентки мединститута с перспективой получения врачебного диплома, я буквально выпросила взять меня на курсы тогда ещё без высшего медобразования, и получила навыки гигиенической косметологии. До окончания мединститута я вела активную комбинированную практику и в клинической дерматологии и в косметологии. Поэтому, если говорить об истоках моей эстетической практики, они берут свое начало ещё в 97-м году, то есть в следующем году будет 21 год.

М.А.: Какими методами нужно бороться с некомпетентностью людей, работающих в этой области? Это должно быть информирование клиентов или введение санкций?

А.О.: Я очень солидарна с мировой медицинской общественностью, которая сегодня бунтует против несанкционированных способов получения доступа к пациенту лицами, которые не являются врачами, я уже не говорю о том, что зачастую они вообще не имеют какого-либо медицинского образования. Это все очень возмутительно и такие люди не должны быть допущены к коже человека, особенно к ее средним слоям. Это должны быть только специалисты с высшим медицинским образованием, которые отчетливо понимают, что такое кожа, анатомия, физиология и прочие подробности, которыми не владеют и никогда не будут владеть обыватели, домохозяйки, которыми сейчас перенасыщен рынок «инстаграмной» косметологии и рынок эстетической медицины. Я считаю, что крайне важно всем вместе бороться с этим явлением, которое достигло сумасшедшей глобализации. Однозначно это применение санкций, это разработка каких-то законопроектов и какого-то регламента, который будет позволять применить какую-то уголовную или административную ответственность, финансовое наказание для таких персон и, конечно, это всегда должно подвергаться огласке. Такие меры должны быть всегда публичными, с тем, чтобы другим не было повадно. Обязательно нужно проводить агитационную работу с пациентами, потому что зачастую пациенты попадают к «специалисту эстетической медицины» без даже приближенного к медицине образования. Пациенты часто поступают по рекомендации, в силу каких-либо личностных особенностей, стеснения, нежелания вступать в конфликтную ситуацию с этим «специалистом», пациенты не требуют, не спрашивают, не интересуются образованием человека, которого они вместе с тем допускают к своей коже. Это естественно провоцирует разрастание безнаказанного внедрения таких персон в эстетическую медицину. Пациентам нужно доносить до их сведения важность работы с врачом сертифицированным, лицензированном, опасность работы с неквалифицированным кадром, который нанесет очень большой вред для здоровья пациента.

Мировая общественность, власти, администрация, даже в рамках отдельно взятых клиник, должны обязательно пропагандировать среди пациентов важность обращения к высококвалифицированным, сертифицированным, специалистам. Это нужно делать неустанно. Просто сейчас в силу глобальной погони за выгодой, некоторым медицинским учреждениям просто недосуг выяснить, какое имеет образование специалист. А если это еще и «инстакультурная», «многолайковая» персона, имеющая большую базу данных, если приносимая прибыль существенная, то зачастую, к сожалению, безразличие и халатность властей на местах, они в общем-то и провоцируют появление в будущем нежелательных осложнений у пациентов.

М.А.: Кто на Ваш взгляд внёс значительный вклад в развитие косметологии в Украине? Назовите наиболее выдающуюся личность в эстетической косметологии Украины.

А.О.: Как я уже сказала, моими поводырями, учителями в процессе становления в дерматологии были мои наставники, учителя – Георгий Митрофанович Беляев, Ирина Францевна Кудасевич, Людмила Анатольевна Болотная. В эстетической медицине я с удовольствием равняюсь и беспрекословно готова следовать рекомендациям, советам специалистов высочайшего класса, которыми я считаю Бородько Александра Васильевича, Яну Александровну Юцковскую, многих зарубежных специалистов. Я с большим удовольствием равняюсь на своих коллег, не менее квалифицированных, чем я, которые для меня являются тоже учителями и провоцируют меня постоянно совершенствоваться в своих навыках.

М.А.: Трудности: они выбивают Вас из колеи или наоборот раззадоривают?

А.О.: Трудности, конечно, возникают у всех специалистов, которые имеют большой опыт работы и с пациентами, и с разными сложными ситуациями в том числе. Конечно со временем ты вырабатываешь некий иммунитет к трудностям, к проблемам, к каким-то неровностям профессиональной траектории. На каком-то этапе эти трудности становятся провокаторами профессионального роста, более глубокого изучения тех вопросов, в которых ты не очень силён. На сегодняшний момент я могу сказать, что трудности меня закаляют, делают ещё более азартной в достижении каких-либо пока для меня недостижимых целей.

М.А.: Какой самый ценный совет Вам дали? Кто его дал?

А.О.: Да, у меня есть такой человек, который для меня является человеком «номер один» в моей жизни. Это моя мама…, наверное, как у многих людей на земном шаре. Она мне дала в жизни два совета, которым я следую с самого детства.

Так вот, первый совет, который она мне дала, —  «Не думай, не делай и не говори того, о чем тебя не просят». Когда-то я не понимала смысла этой фразы, но сейчас, когда я прошла определённый, довольно тернистый путь становления как человек, как специалист, очень хорошо понимаю цену этим словам, потому что несоблюдение этого правила может стать для тебя очень плохим рекомендатором.

Второй совет, который она мне дала, – это «Никогда не сдавайся и не опускай руки». Этот совет я, наверное, дам своему ребёнку.

М.А.: Можно ли сказать, что этот совет Ваше жизненное кредо?

А.О.: Думаю, что да. Моё жизненное кредо это – никогда не сдаваться, потому что в иначе мы теряем суть жизни, потому что жизнь – это ничто иное, как преодоление своей зоны комфорта каждый день. Так вот, моё жизненное кредо ещё – никогда не будь уверен в том, что ты знаешь всё. Отсутствие этой уверенности и толкает нас на бесконечное самообразование, самосовершенствование.

М.А.: Вас без преувеличения можно назвать всесторонним специалистом. Вы и спикер, Вы и практикующий доктор, Вы и теоретик. Расскажите, что из этого все-таки наиболее близко Вам? И отделимо ли одно от другого и третьего?

А.О.: Вот, наверное, эти все ипостаси преодолевали некую эволюцию в процессе моего становления как специалиста, как врача, как спикера. Когда-то на заре моей деятельности я, наверное, была теоретиком, потом я стала практиком, потом я стала увереннее в себе и, благодаря моим учителям, приобрела качества красноречия, умения убеждать коллег, оппонентов в правильности своих суждений, и соответственно, приобрела ипостась спикера. На сегодняшний момент я созрела уже не просто убеждать в каких-либо истинах, я уже чувствую в себе силы делиться каким-то своим личным опытом и знаниями, как тренер, а возможно, и выступать неким контролёром в оценке правильности действий моих коллег, тех, кто является моими учениками.

М.А.: Что было толчком одной из первых пойти в эту узкую область? Это совпадение, стечение обстоятельств или внутренняя потребность изучить и понять до конца?

А.О.: Я считаю, ничего случайного не бывает. Это все знаковые вещи, знаковые события. Конечно, когда врач осваивает всевозможные методы той профессии, в которой он совершенствуется, наступает период, когда ему не хватает каких-либо инструментов для работы с пациентами, или пациенты взрослеют и уже не удовлетворяются тем, что ты им даешь, и ты должен постоянно быть в поиске. Определённую судьбоносную роль сыграл в моей жизни случай. У меня есть моя родная тётя, она живёт в России, в Воронеже, и у неё есть клиника пластической медицины, она давно этим увлечена, хотя никакой совершенно параллели между моим выбором и её, так скажем, пристрастием, я никогда не видела. И вот в один какой-то момент, это было восемь лет назад, она вернулась от Суламанидзе Марлена Андреевича из Москвы, где она была в качестве его пациентки на  манипуляции нитевого лифтинга. Надо сказать, что тетя моя, человек очень требовательный и скурпулезный  долго изучала эту технологию и внимательно следила за результатами: как было, как будет. И вот по прошествии года она мне сказала: ты обязательно должна увидеть этого человека и обучиться у него.

С тех пор я ни на секунду не пожалела о том, что приняла решение овладеть этой методикой, потому что на тот момент она выбивалась из реестра всего того, что я делала. Это была травматичная методика, это были иглы, это были всякого рода нежелательные явления, которые вводили в ужас пациентов. Но сначала любопытство, а позже и удовлетворенность результатами однозначно взяли верх. Я сертифицировались как специалист, начала работать, очень сильно увлекалась этой методикой и стала нарабатывать опыт. С удовольствием летая к Суламанидзе Марлену Андреевичу, к Георгию, к Константину в Тбилиси и много-много раз работая с ними, наблюдая как они работают, я конечно же росла вместе с моими знаниями и в какой-то момент я получила предложение от Марлена Андреевича, Георгия Марленовича стать их тренером. Я вначале очень долго беспокоилась, как это будет, что это будет, потому что на тот момент у меня ещё не было уверенности в том, что я смогу дать какие-то нужные вещи людям, но потом все разрешилось. Дорогу осилит идущий.

М.А.: Что Вы на сегодняшний день считаете своим наибольшим профессиональным достижением?

А.О.: Наибольшим профессиональным достижением, опять же, рассматривая мою эволюцию как специалиста, как врача в дерматологии, косметологии я, наверное, первым своим достижением рассмотрю выбор этой специальности.

Вторым своим достижением я считаю защиту кандидатской диссертации, это большой труд и, когда я это делала, это было достаточно сложно. Путь аспиранта был тернист, помощи в общем-то не приходилось ждать ни от кого, времена такие были непростые, но все преодолела.

Следующие достижения – освоение конечно более сложных технологий. Я считаю, что достижением в жизни каждого врача является освоение более сложных вещей, которое он не мог позволить в силу разных причин себе раньше. Чего-то достиг – не успокаиваешься, ищешь что-то новое, делаешь шаг вперёд, выходишь из зоны комфорта, преодолеваешь трудности, адаптируешься и… вперед, к новым  достижениям.

М.А.: Вы обладатель 2х авторских свидетельств на изобретения в сфере диагностики и лечения кожных заболеваний. Расскажите подробнее об этой стороне Вашей многогранной личности.

А.О.: Ещё одним своим достижением я считаю получение нескольких авторских свидетельств на изобретения в сфере диагностики и лечения кожных заболеваний. Оба этих авторских свидетельств касаются диагностики и лечения угревой болезни.

Одно из них получено за изобретение системы градации и определения степени тяжести угревой болезни, которая внесена в международный регламент, и сегодня эту систему оценки степени тяжести используют наши коллеги украинские и, наверное, российские.

Второе авторское свидетельство было получено за изобретение методов лечения угревой болезни. Мы лечили тяжелую форму угревой болезни на фоне гормонального дисбаланса. Это были самые тяжелые пациенты из Украины, их было 382 человека, и мы внесли некие коррективы в успешное и эффективное лечение таких пациентов.

М.А.: Как считаете «талантливый доктор» и «успешный доктор» эти понятия всегда идут рука об руку? Что для Вас успех? Каков Ваш личный рецепт успеха?

А.О.: Это было бы идеальным сочетанием —  талантливый и успешный доктор в одном лице. На мой взгляд талантливый специалист не может быть не успешным, потому что он, как правило, востребован, он профессионален, несёт позитивные изменения в сферу жизни своих пациентов. Но сейчас время всеобщей интернетизации и медийности нашей профессии, поэтому интернет пространство, инстаграм, фото и видео ресурс на сегодняшний момент перенасыщены специалистами, которые, на мой взгляд, не являются талантливыми.

М.А.: Кому благодарны? Кого считаете наставником?

А.О.: В жизни любого человека, который растёт, развивается, преодолевает какие-то трудности по жизни, достигает успеха и развивается конечно же есть люди, которые поддерживают, помогают ему, которые готовы в любую минуту подставить свое дружеское плечо. Такие люди есть и у меня. Я очень счастлива этому. В жизни это мои родители. В моей профессии своими учителями я считаю высокопрофессиональных специалистов, талантливейших, добрых, профессиональных милосердных, великодушных людей, с которыми за руку никогда не страшно идти вперёд, рекомендациям и советам которых ты готов следовать беспрекословно. Это люди, которые всегда тебя одобряют, помогают, поддерживают в твоих, возможно, неудачах. В моей жизни — это люди, которые дали мне уверенность, благодаря которым я состоялась и стала тем, кем я есть. В эстетической медицине это Марлен Андреевич Суламанидзе, Георгий Марленович Суламанидзе, Александр Васильевич Бородько, Яна Александровна Юцковская. Своими учителями по жизни в моей профессии я считаю своих коллег, я считаю своих пациентов, они мне задают разные цели, ставят передо мной разные задачи, побуждают меня профессионально развиваться, идти вперёд. Но если более глубоко рассмотреть этот вопрос, то, наверное, я скажу так, что главным наставником, который каждый день преподносит мне очень ценные иногда судьбоносные уроки, является моя жизнь.

М.А.: Поделитесь своими профессиональными планами на будущее

А.О.: Я иду по жизни каким образом? Я стараюсь не провоцировать события искусственно. Я иду в направлении своего профессионального роста неизменно, поэтому, конечно же, мне хочется выйти на более высокий уровень.

Как любой специалист, как любой доктор, публичный, медийный, профессиональный, востребованный, уверенный в себе, я ставлю перед собой амбициозные цели. Безусловно, чем большую цель и более высокую планку ты поставишь, тем ты активнее будешь развиваться дальше. Я планирую утвердить и нострифицировать диплом в Европе, я получаю довольно часто предложения участия в разных профессиональных проектах в Европе, в России, и я не вижу причин не воспользоваться ситуацией и не преодолеть ещё один очередной барьер.

М.А.: Вы неоднократно выступали как докладчиком, так и слушателем на конгрессах. Мероприятия украинские и зарубежные, они отличаются? Каким Вы отдаете предпочтение?

А.О.: Отличия есть, но они не радикальные. Но всё-таки они незримо всегда присутствуют. В организации подобных мероприятий иностранные мероприятия, заграничные, как мы их называем, они более строго регламентированы, они организованы на более высоком уровне, там все состыковано до мелочей, потому что такие мероприятия, конгрессы, конференции собирают специалистов со всего мира и, если не будет выдержана правильно логистика, маркетинг, менеджмент, всё это не будет сочетаться в хорошей организации, то конечно такие конгрессы не будут популярны так, как они популярны сегодня. С другой стороны, наши мероприятия, украинские мероприятия, они отличаются для меня вот каким-то таким ожиданием душевного общения со своими коллегами, потому что такого обмена опытом, совершенно беспристрастного, без нюансов, утаек, живого общения я, к сожалению, на иностранных мероприятиях не получаю в силу того, что вот как-то участники более чопорные, они настроены очень узко, как бы на приобретение знаний или на отдачу. Я не вижу такой душевности, как на наших мероприятиях. Работа и деятельность врача в Европе или в Америке с пациентом строго регламентирована, потому что это связано с разного рода административной ответственностью, иногда уголовной ответственностью, и доктор таким образом выстраивает свою работу, чтобы не позволять себе никаких душевных, эмоционально окрашенных действий в присутствии пациента. Наши доктора…мне кажется, что у них знания, таланты более широкие, они всеохватывающи, многогранны. Специалисты, скажем, из школы российской или украинской (славянской), они разносторонние, интересующиеся, они выполняют много разных манипуляций, стремятся не к бьютификации, а к гармонизации. Этим и отличается медицина славянская от европейской, от западно-европейской и американской.

М.А.: Какое мероприятие Вас зацепило по-настоящему в хорошем смысле слова? За последние полтора – два года. Какое наиболее запомнилось?

А.О.: Несмотря на огромное количество поездок в своей профессиональной жизни (их меньше трёх в месяц не бывает), каждый год жду лета, жду 3-4-5 июля или плюс-минус, очень всегда жду возможности полететь в свою любимую Грузию. Очень жду, эти мероприятия для меня окрашены особым каким-то таким душевным теплом. Из года в год для меня это событие номер один в моей профессиональной жизни.

М.А.: Вы фаталист? Верите ли в суеверия, приметы?

А.О.: Вы знаете, вот иногда боишься своих мыслей. Я не фаталист. Я не суеверна в плане «встала не с той ноги, переступила порог не так или кошка пробежала», но есть какие-то моменты…Например, никогда не могу выйти из дому перед дальней поездкой, если я не села, как говорится, на дорожку и не обдумала в позитивном ключе, как я хочу видеть эту поездку. Если мне надо вернуться, я лучше 100 раз не вернусь, чтобы ничего со мной плохого не случилось. Наверное, это какие-то якоря из детства)

М.А.: Вы себя чувствуете абсолютно счастливой, если делаете что? Что делаете и можете забыть обо всём на свете?

А.О.: Возможно, это уже опыт или я взрослею, мудрею, и осознаю величайшую ценность своей семьи, ценность того, что мои родители со мной, что они здоровы. Даже их нравоучения совершенно не очерняют моих приятных впечатлений. Или какое счастье  — быть в обществе своей единственной дочери! Если мы куда-то с ней едем путешествовать, вот это вот предвкушение поездки, когда мы или в самолёте, или мы едем в аэропорт… вот, пожалуй, ничего не существует в этот момент и нет ничего лучше на свете.

М.А.: Что неотъемлемо в каждом Вашем дне? 

А.О.: Без чего я не начинаю никогда свой день или ночь, или подъем на самолёт, или неважно когда, но в тот момент, когда я начинаю бодрствовать, просыпаюсь, я думаю о хорошем, благодарю Бога за то, что мои родственники, мои близкие, мои родные люди живы, здоровы, я прошу поддержки и мудрости мне на текущий день. Потом я встаю естественно, в любом состоянии иду за бокалом воды с лимоном, затем я открываю окно, неважно темно за окном или светло, смотрю в окно на природу и тоже благодарю Бога за то, что у меня есть этот день, у меня есть возможность дышать. Не знаю, для кого-то это покажется чудным мероприятием, но для меня это вдохновение на целый день.

М.А.: Каков Ваш главный секрет красоты?

А.О.: Красота понятие достаточно всеобъемлющее. Красота, она в чем? Она в том, что мы видим, красота в глазах смотрящего, глядящего вперёд. Мне кажется, что секрет красоты это прежде всего гармоничность в тебе самом. Если ты не гармоничен, ты будешь точно так же рассматривать через призму несовершенства все окружающее, ты не будешь доволен своей жизнью, ты не будешь доволен окружающими и никакого вдохновения за этим не последует. Поэтому для меня секрет красоты — это находиться в гармонии с самим собой. Вне зависимости от политической обстановки, от настроения, от состояния здоровья. Мне кажется, нет единого рецепта понимания измерения этого состояния.

М.А.: Есть ли какая-то черта, которая делает человека некрасивым, неприемлемая черта? Неприемлемая черта человеческая и неприемлемая черта у доктора?

А.О.: В человеческом аспекте, мне кажется, что человека делают некрасивым деструктивные чувства. Зависть, злость, нелюбовь к себе, недовольство собой и всеми остальными – вот это придает доктору некие такие деструктивные свойства в глазах оппонентов или в глазах пациента. Касательно профессионализма и вообще доктора в своей профессии для меня самое недопустимое качество — это нечистоплотность. Врач должен быть чистоплотным, он должен быть чистюлей, он должен быть педантом во всём, он должен быть очень требовательным к себе, к своей внешности, к своему рабочему месту, к своим действиям. Для меня врач — это какая-то вот высшая каста с самого детства, это белый халат, какая-то такая вот аура вокруг врача всегда должна быть белая, не должно быть категорически халатности, неряшливости, безразличия, для меня это неприемлемо. Может быть потому, что я сама такой человек и всех рассматриваю через эту призму.

М.А.: Если бы у Вас была возможность что-то запретить, чтобы Вы запретили?

А.О.: Я бы запретила, но не знаю, как это возможно, гипнозом, например, чтобы доктор никогда, ни при каких обстоятельствах, несмотря ни на какие провокации, не обсуждал, не критиковал и даже не усомнился в квалификации своего коллеги от которого пришел пациент. Мне кажется, что это недопустимо, недопустимое явление в сфере коллегиальной высокопрофессиональной медицины. Мне бы хотелось, чтобы из сознания всех докторов, моих коллег, искоренилась, умерла и испепелилась вот эта плохая привычка.

М.А.: Какой день для Вас был самым незабываемым?

А.О.: Наверное, покажусь банальной, но я думаю, что большая часть женского населения не только врачей, но и вообще мира, они конечно выделяют как самое знаковое, незабываемое событие  — это, конечно же, или известие о беременности, или рождение ребёнка. Вот этот вот первый контакт, эти глазки, ушки, пальчики и прочее, вот это то, что каждая женщина пронесёт через свою жизнь, вот это воспоминание.

Пожалуй, из профессиональной жизни, наверное, тоже есть такие запоминающиеся события, которые прямо красной полосой проходят через твою практику. Это поступление в вуз, защита кандидатской диссертации, сдача очень важного экзамена, преодоление какого-то рубежа очередного. А еще первый пациент… по-настоящему запоминающиеся событие. Когда ты не понимаешь, умрёшь сейчас или потеряешь сознание, что с ним делать, когда все из твоей головы улетучивается. Признание коллег – это тоже незабываемо, когда первый раз зрительный зал, коллеги, аудитория тебе аплодируют. Наверное, что-то из этого.

Но самое знаковое это, конечно же, появление новой жизни. Неважно, первый или второй по счёту.

М.А.: Когда Вы решите написать книгу о Вашей жизни, как Вы её назовёте?

А.О.: Я бы, наверное, символично подошла к этому вопросу и понимаю, что мы сейчас говорим об эволюции, профессиональном становлении и вообще у нас нить нашего разговора вокруг созревания персоны, личности доктора, я бы назвала свою книгу «Путь к совершенству». Не конкретно к моему, я не считаю себя совершенной, но путь любого человека, особенно в нашей профессии, конечно этот путь направлен к достижению совершенства в разных ипостасях. Это может быть достижение совершенства в выполнении какого-то навыка или поиск совершенного способа сделать что-то лучше и так далее. Мне так кажется

Все, что мы делаем от рождения до становления, взросления, обмена опытом и прочими вещами, мне кажется, что мы во всём стремимся к совершенству. Достигая определённого рубежа, мы ставим новую цель, идём и мы же пытаемся стать лучше. Никто не хочет стать хуже. Мне кажется в этом и есть совершенство.

М.А.: Ваш совет начинающим специалистам?

А.О.:. Мне бы хотелось посоветовать начинающим докторам уверенности в том, что они делают, быть более любознательными и развиваться, постоянно, несмотря на тот большой арсенал методик и препаратов, которыми они уже владеют, потому что только так можно стать конкурентоспособным. Желаю развиваться не только профессионально, но и обязательно личностно. Развивать в себе тайм-менеджмент, чтобы правильно структурировать и систематизировать свой образ жизни, чтобы быть организованным, потому что врач, эстетист, в том числе, это высокоорганизованная персона в моём понимании. А ещё бы я хотела порекомендовать в силу того, что сейчас в общем-то век информационных технологий, не стесняться и стараться попадать в какие-то публикации, вести какую-то мало-мальски небольшую научно-просветительскую работу, возможно даже научную. Мне когда-то не хватало такого знания и таких возможностей, поэтому может быть все случилось не так быстро. Имея сейчас такие знания, я бы конечно ускорилось, нарастила обороты во всех отношениях.